1
1
1

Впервые в истории Панема у двух победителей появился шанс пожениться. Впервые в истории подземелий Дистрикта 13 звучит свадебный марш. Это радостное событие как проблеск надежды для людей, изможденных революцией. Но у Капитолия совершенно другие планы на этот день... подробнее в теме.

1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1

The Hunger Games: Resonance

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » прошлое и будущее » Ave, Caesar, morituri te salutant


Ave, Caesar, morituri te salutant

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

«Ave, Caesar, morituri te salutant»
♫ la-la-la ♫

http://sf.uploads.ru/q7zW0.gif  http://s8.uploads.ru/IJREk.gif

1. Место и дата:

Интервью, 70е Голодные Игры, 21.10.6077
Капитолий

2. Участники:

Annie Cresta & Caesar Flickerman

3. Сюжет:

До 70-х Голодных Игр остались считанные часы!
Настало время познакомиться с трибутами, чьи имена совсем скоро будут преданы забвению, увековечив лишь одно.  Кто может предположить, что неуклюжая рыжая девушка из Четвертого может стать той самой Победительницей? Да никто.
Добро пожаловать на последнее интервью, Энни Креста.

HAPPY HUNGER GAMES! AND MAY THE ODDS BE EVER IN YOUR FAVOR

Отредактировано Annie Cresta (2017-08-27 22:18:06)

+2

2

Не считая избытка косметики, на мой взгляд, и босоножек на головокружительном каблуке, которые я держу в руках за ремешки, образ мне кажется удивительно органичным и комфортным. Платье нигде не давит, не стесняет движений, несмотря на форму юбки, напоминающую рыбий хвост. Оно однотонное и воздушное без лишних блесток, камней или бестолковых брошей. Капитолийцы едва ли будут в полнейшем восторге, потому что привыкли как сороки бросать взгляд на все дорогое и блестящее, но Уиллфорд словно поймал мою волну и сделал что-то, что хоть сколько-нибудь гармонирует со мной. Конечно, все еще есть детали, которые я бы отметила значком "слишком", но интервью ведь длится совсем недолго, верно? Я смотрю на себя в зеркало за кулисами, Мэгз поправляет складки моего платья и тоже критическим взглядом меня окидывает. Уверена, вкус у нее безупречный, но она так же знает вкусы столичной публики, поэтому простота образа ее несколько беспокоит. Впрочем, вслух она этого не высказывает. Интересно, а что сказал бы Финник. Их с Фергасом отправили к противоположной кулисе, поэтому мальчики еще не видели моего нового образа. Странно осознавать, что меня так волнует его мнение о моем внешнем облике, ведь он видел меня всякую: и растрепанную, и выпачканную в пыли и грязи в попытке достать барсука, провалившегося под пол в старом заброшенном доме, и с распухшим ухом, когда меня укусила оса летом - пожалуй, в нелепом виде я представала перед ним чаще, чем в опрятном. И раньше меня никогда это не заботила, я нисколько не стеснялась своего несуразного облика. Но сейчас мне совсем не хочется быть несуразной, ведь ему нравятся эти утонченные грациозные женщины в нелепых нарядах, которые, к слову, несут так, словно они особы королевской крови.

- Энни Креста, - бесстрастно изрекает капитолиец, облаченный в блестящую золотую жилетку поверх белой рубашки и такие же блестящие лиловые брюки. Цвет его прически едва ли можно идентифицировать, но я и не пытаюсь. Подхожу к нему, и будто бы неохотно опускает взгляд. - Ты Энни Креста? - Я коротко киваю в ответ, от волнения не в силах выдавить и слова. Стоящая рядом со мной Мэгз подтверждает озвученную капитолийцем догадку. - Подготовьте ее, выход через три минуты, - противным голосом командует он куда-то в пустоту, рисуя над моей головой круги указательным пальцем, после удаляется куда-то вглубь закулисья, а меня окружает несколько человек, среди которых пара визажистов Уиллфорда и человек с микрофоном.

Приготовления происходят очень быстро, кто-то размахивает кистью с пудрой перед моим лицом, кто-то поправляет платье, кто-то крепит микрофон. А перед самым выходом мне помогают встать на каблуки. Меня подводят к самой сцене, и я чувствую бешеное волнение. Мне приходилось выступать перед публикой только разве что в школе, когда я читала доклады. Тут же совсем другое: зрителей во много раз больше, все они мне не знакомы,а главное, нет заготовленных фраз - чистая импровизация. Я уже вижу профиль Цезаря Фликермана, он произносит мое имя и поворачивается к кулисе, за которой я стою. На секунду я замираю в растерянности, но Мэгз подсказывает, что мне нужно просто выйти вперед. Поборов панику, я делаю несколько шагов по глянцевой поверхности сцены, пытаясь ровно и естественно держаться на неприлично высоких каблуках, но, неожиданно, едва преодолев половину пути до предназначенного для меня кресла, слышу едва различимый хруст,  моя пятка проседает вниз, и я едва сохраняю равновесие, с ужасом понимая, что, стоит мне пошевелиться, и второй каблук сделает то же самое, что и первый. Я замираю странной балансирующей статуей. Зал погрузился в тишину, все, затаив дыхание, уставились на меня.

- Цезарь, - обращаюсь я к ведущему с неловкой улыбкой. - Могу я попросить тебя помочь мне? - Я вспоминаю совет Одэйра, который он дал мне еще в первый день пребывания в Капитолии. Если у меня будет опора хотя бы в виде руки Цезаря, я смогу снять туфли и пройти к креслу босиком. Кажется, ментор говорил, что публике такое нравится.

Отредактировано Annie Cresta (2017-08-27 15:22:46)

+1

3

Оставались считанные минуты, Цезарь готов, Цезарь знает всех участников по именам, знает их таланты и особенности, он способен удерживать одновременно огромное количество информации в голове. Ну да, если бы не этот талант, ему бы врядли удалось достичь таких высот в своей карьере. Волнительно совсем немного, как обычно перед такими мероприятиями.  Легкие переживания перед эфиром - это вещь обязательная, если нет каких-либо опасений, то обязательно пойдет что-то не так. В этом году все до  безобразия просто - пальму первенства в ожиданиях зрителей захватил юноша из четвертого Дистрикта, а также закономерно первый и второй дистрикты. Все остальные настолько не блистают, что публика врядли запомнила их имена. Еще "выстрелила" рыжеволосая девушка из четвертого, но она скорее восхитила  людей внешностью, никто всерьез не думал о ней, как о сильном игроке.

Шоу начало. Все пошло по накатанной, по сценарию. Трибуты первых дистриктов настолько расслаблены, уверены, играют словами - да, их этому учат в академии, сценическое мастерство одна из обязательных дисциплин для тех, кто хочет стать профи и победить на Играх. Они действительно не боятся, они настроены на победу без любых оговорок. Иногда, впрочем, для некоторых, особенно для девушек, эта уверенность заканчивается с первой смертью на их глазах. Ну да, при учебе все кажется обычной игрой. Но для многих это и остается игрой. Сложнее будет позже, от седьмого дистрикта, примерно, самое сложное под конец - самые отдаленные Дистрикты не обучают своих трибутов ничему, и подчас ребята выглядят диковато,  вызывают недоуменный смех публики своими неуместными ответами и тем самым уменьшают собственные шансы на победу.

-Итак, друзья, сейчас на сцену поднимется морская фея, огненноволосая нимфа, которая вас всех очаровала на параде трибутов! Я уверен, что многие из вас умирают от любопытства, желая узнать о ней все. Без лишних предисловий - Энни Креста!
- Цезарь в своей привычной манере, сверкает белозубой улыбкой. Он видит девушку, видит на ее лице легкую растерянность, видит насколько она хрупкая в безупречном наряде. СЛовно ее стилист хотел подчеркнуть ее полнейшую беззащитность и слабость. Что ж, может это и умный ход в данном случае.  Он уже готов дальше приветствовать ее, но происходит заминка. Фликерман не сразу понимает, в чем причина, почему она остановилась и вдруг как-то стала ростом меньше. Но догадка о том, что произошло тут же посетила его.

Нужно было спасать положение, он буквально бросился к ней, улыбаясь, естественно. Она умница, несмотря на растерянность, сумела сдержаться и сохранить лицо. - О боже, это же настоящая русалка, очевидно, ей сложно ступать по этой грешной земле! - оказался рядом, сначала хотел подать руку, но потом его посетила гораздо более интересная идея. Ведущий подхватывает девушку на руки не без грации и с легкостью - по весу она как тростинка. Торжественно несет и усаживает в кресло. - Да, друзья, она легка и невесома, словно фея. - подмигивает зрителям. - Итак, внеземное создание, очевидно у тебя есть множество магических сюрпризов, о которых никто и не подозревает, верно? - его задача, да и внутреннее стремление - помочь всем участникам, без исключения, разговорить их, ободрить.

Отредактировано Caesar Flickerman (2017-09-02 22:00:30)

+2

4

Впервые оказаться на сцене и сразу же едва не пропахать ее носом, свалившись с высоченных каблуков - то что надо, перед тем как отправится на Арену Голодных Игр. Странно, я же уже ходила в подобной обуви - неуклюже довольно, правда, но дистанция была все же несколько больше, чем сделанные мной сейчас пара шагов, и тогда с туфлями ничего подобного не случалось. Может, Уиллфорд забыл рассказать о каких-то нюансах перемещения конкретно в этих босоножках? Несколько сотен пар глаз внимательно наблюдают за каждым моим жестом, словно падальщики, которые только и ждут, когда жертва обессилит и падет. Эти взгляды мне неприятны: они пустые, скользкие, блестят воодушевлением. Когда-то нас всех убеждали, что они лучше нас, умнее нас, что капитолийцы исключительные, и что каждый житель Панема заслуживает той судьбы, которую имеет. Находясь здесь уже около недели, я не нашла  жителей столицы таковыми, напротив, практически все из них, кроме, пожалуй, моего стилиста, показались мне совершенно пустыми.  Кто-то в зале начинает возбужденно перешептываться и хихикать. Мне бы хотелось оказаться где угодно, только бы не здесь.

На мою просьбу Цезарь откликается сразу, с готовностью, помогая мне обыграть ситуацию, превратив недоразумение в изящную постановку. По правде говоря, я ожидала, что ведущий подаст мне руку, я смогу снять обувь и добраться до кресла босиком, но мужчина, продолжая ослепительно улыбаться восхищенной публике, эффектно подхватывает меня на руки и непринужденно, словно я ничего не вешу, доставляет меня до центра сцены и усаживает как куклу в кресло напротив своего. Я смотрю на него с благодарностью, чувствуя, как щеки наливаются смущенным румянцем, но вслух ничего не произношу -  волнуюсь так сильно, что кажется, будто бешеный стук моего сердца слышит сейчас весь зал. Но Фликермана нисколько это не смущает, он не смотрит на меня выжидательно, а продолжает говорить, заполняя звучанием своего голоса все пространство. Его вопрос несколько сбивает меня с толку, и я не сразу нахожусь, что ответить, хоть и понимаю, что долго молчать нельзя.

- Сюрпризов? - эхом переспрашиваю я, обращая взгляд к Цезарю и пытаясь сконцентрироваться на диалоге, словно нет тут никого, кроме нас двоих. - Кроме попыток упасть с высоты собственного роста? - спрашиваю, издавая нервный смешок. - Плюс сантиметров пятнадцать, - добавляю, немного приподняв подол платья и открывая босоножки с неестественно искривленными каблуками. - Там, где я выросла, никто не носит такую обувь, - мягко улыбаюсь я Цезарю, говоря чистую правду.  Ни на одной девушке, даже на самой нескромной моднице, не увидишь таких туфель. Ни у кого нет стремления казаться выше, чем есть, к тому же, это ведь ужасно неудобно! Не знаю, насколько это оправдывает произошедший конфуз, но я даже не представляю, что еще бы я могла ответить на весьма размытый вопрос ведущего. Ничего подобного не было даже в карточках Пенелопы. Впрочем, что Уиллфорд, что менторы в один голос сказали, что, какие бы вопросы ни задал Цезарь, едва ли хоть на один из них возможно будет ответить по шпаргалке.

+1


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » прошлое и будущее » Ave, Caesar, morituri te salutant


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC