1
1
1

Впервые в истории Панема у двух победителей появился шанс пожениться. Впервые в истории подземелий Дистрикта 13 звучит свадебный марш. Это радостное событие как проблеск надежды для людей, изможденных революцией. Но у Капитолия совершенно другие планы на этот день... подробнее в теме.

1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1

The Hunger Games: Resonance

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » альтернативная реальность » Can I play with your mind?


Can I play with your mind?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Can I play with your mind?
♫  Imagine Dragons - Monster ♫

http://s7.uploads.ru/guVaw.gif
http://s3.uploads.ru/vp0Kj.gif
http://s5.uploads.ru/IEl8k.gif

1. Место и дата:


Лечебница Элизабет Аркхэм для душевнобольных преступников

2. Участники:

Finnick Odair as Arthur Fleck, better known as Joker
&
Annie Cresta as Dr. Harleen Quinzel, better known as Harley Quinn

3. Сюжет:

Доказать, что ты достойна должности ведущего психиатра - не так-то просто. Ещё сложнее убедить окружающих в том, что главный врач лучшей клиники в Готэме, которому ты приходишься родной дочерью, не помогал тебе на тернистом пути. Каждый второй норовит заявить, что своё место ты занимаешь лишь потому, что появилась на свет в нужной семье, а личные твои заслуги ничего не стоят. Конкуренты спят и видят, как бы дискредитировать "бестолочь, которая попала на работу по блату". Ты держишься до последнего, стараясь не замечать подначки. Но однажды гордость берёт своё и на очередной планёрке, несмотря на прозрачные намёки отца, ты вызываешься взять на себя пациента, от которого отказались уже несколько специалистов, а один даже расстался с жизнью.

HAPPY HUNGER GAMES! AND MAY THE ODDS BE EVER IN YOUR FAVOR

[AVA]http://sg.uploads.ru/R8OBp.gif[/AVA]
[STA]all i have are negative thoughts[/STA]
[NIC]Arthur Fleck[/NIC]

[SGN]http://s9.uploads.ru/Insrw.gif[/SGN]

Отредактировано Finnick Odair (2019-10-08 12:42:00)

+1

2

Дневник Харлин Квинзель, 6 октября 1982
«Практика в лечебнице Аркхем, день 24й

Тест на установление диагноза прошёл успешно, во всяком случае, мистер Оливер сказал, что я справилась и готова к тому, чтобы взять своего первого пациента. Распределение в понедельник. Немного боюсь волнуюсь. Чак, Лора и Лиам снова говорят о моём отце. Им бы самим подлечиться не ме…»


- Смотрите-ка, Квинзель ведёт дневник, - в насмешливо-умилённом жесте склоняет голову набок Лиам. На его глупую шутку тут же отзываются смешками Чак и Лора. Он не успел прочитать ничего, я захлопнула дневник сразу, как только услышала первые нотки его мерзкого голоса.

- То, что мы рекомендуем делать пациентам, не мешало бы попробовать делать самим, - спокойно отвечаю я, хотя внутри меня всё клокочет. Я прижимаю дневник к груди, предугадывая психологию поведения – ему очень интересно, что я там написала, ему очень интересно, пишу ли я о нём. А я иногда пишу…

«… Однажды Марта сказала, что Лиам просто хочет меня, я ответила, что он сдохнет девственником…»

- Папочка посоветовал? – Дружный смех. Их любимая шутка, никогда не надоедает. С первого курса только и разговоров. Им претит сама мысль о том, что я могу быть лучше и умнее их, им гораздо проще приписывать мои заслуги кому-то другому. Я не отвечаю, уже давно, а они всё не успокаиваются. Я называю это запоздалой остановкой в развитии, к сожалению, запереть их в одной из палат по этому поводу не представляется возможным.

Стук моих каблуков гулким эхом отражается от белых стен коридоров Аркхема. Это место вызывает у меня противоречивые чувства постоянного напряжения и полной безопасности. Громкие, но неразборчивые звуки прямо по коридору заставляют меня замедлить шаг. Из комнаты одного из психиатров четверо санитаров выводят пациента. Он смеётся. От этого смеха мурашки пробегают по всему телу,  я прижимаюсь спиной к стене, пропуская процессию. Поравнявшись со мной, пациент перестаёт смеяться и, чёрт бы его побрал, лучше бы он продолжил. От установившейся тишины становится ещё более жутко. Я знаю его. Все его знают, его имя окутано таким немыслимым количеством мифов, что даже его лечащие врачи всякий раз расходятся в показаниях. Когда процессия удаляется вглубь коридора к больничным палатам, я  отхожу от стены и всматриваюсь в приоткрытую дверь кабинета, откуда вывели человека, всем известного как Джокера. Это кабинет его лечащего врача, Чарльза Фишера. Я уже делаю шаг по направлению к этой двери, чтобы поинтересоваться, всё ли у него в порядке, но голос у меня за спиной заставляет вздрогнуть и обернуться.

- Харлин, - повторяет свой зов Дэниел. Я ещё раз оглядываюсь на кабинет доктора  Фишера, прежде чем направиться к своему жениху. Он так выделяется на фоне белых стен, халатов и формы пациентов в своём чёрном деловом костюме, что кажется каким-то совершенно чужим и инородным в этом месте.
- Почему ты не подождал внизу? Не стоило сюда подниматься, - я коротко касаюсь губами его щеки в дежурном приветственном поцелуе. Аркхем – в принципе не лучшее место для тактильного проявления чувств.
- У меня было небольшое дело к твоему отцу. Ты выглядишь бледной, всё в порядке?
- Да, - немного неуверенно отвечаю я, с трудом отвлекаясь от мыслей об увиденном только что. – Да, всё хорошо. Куда мы едем?
- Это сюрприз.

***

Дневник Харлин Квинзель, 7 октября 1982
«Практика в лечебнице Аркхем, день 25й

Вчера вечером Дэниел сделал мне предложение. Это было так странно и глупо, я всё испортила. Когда он встал на одно колено в том ресторане, я поперхнулась креветкой, и когда он спросил, выйду ли я за него, я плюнула ему в лицо. Кажется, он воспринял это как согласие. Интересно, могла бы моя помолвка быть ещё ужаснее? Я смеялась и не могла остановиться, креветка так смешно отскочила от его очков. Дэниел терпеть не может морепродукты, у него на них аллергия.»



- Ты выглядишь недостаточно счастливой, - замечает мама, передавая мне тарелку с сыром. – Дэниел – чудесный мальчик, такой умный, образованный, из хорошей семьи, - нахваливает мне моего же жениха как кусок парной говядины на рынке.
- Согласен, очень достойный молодой человек! – включается в разговор папа, пережёвывая солидный кусок свиной отбивной.
- Я счастлива, - пытаюсь заверить родителей и изобразить счастливую улыбку. Наверное, я и вправду счастлива, мне хорошо с Дэниелом, интересно, весело – он именно такой, как описала мама. – Я просто устала. В понедельник распределение пациентов, ни о чём больше думать не могу.
- Как раз вовремя, - бормочет отец, задумчиво перекатывая горошек вилкой по тарелке.  Подняв глаза, тут же встречается с моим пытливым взглядом и глубоко вздыхает, откладывая вилку. - Всё равно об этом завтра будет говорить вся больница. Доктор Фишер в реанимации, один из пациентов напал на него вчера. - он качает головой, откладывая вилку. Доктор Фишер - один из ведущих психиатров клиники, он ведёт самых сложных пациентов. Отец и без того часто жалуется на дефицит кадров, а теперь ещё и это.
- И что же сделал этот пациент? - я стараюсь сделать всё, чтобы мой голос не звучал взволнованно. Так вот, что я видела вчера.
- Он выдавил ему глаза, - отвечает отец, и вилки откладываем уже мы с мамой. Ужинать резко перехотелось.
Артур Флек не впервые нападает на своих докторов, многие уверены, что он неизлечим.

***
- .... Квинзель, пациент Билл Монелли, обсессивно-компульсивное расстройство, - объявляет мистер Оливер среди прочих. Лиам гадко усмехается, явно подготавливая новую порцию тухлого юмора на тему моего отца и самого лёгкого пациента. Ему досталась Саманта Кэрр с шизофренией. - Если ни у кого нет вопросов, можете подойти и взять истории своих пациентов у меня на столе... Да, доктор Квинзель?
Все как один оборачиваются на меня, некоторые уже ринулись к столу, и теперь замерли в движении как на стоп-кадре.
- Доктор Оливер, я слышала, что Артур Флэк сейчас нуждается в лечащем враче. - По кабиенту проносится гул насмешливого шёпота.
- Да, это так, мисс Квинзель, - осторожно соглашается мистер Оливер. - Но Артур - очень сложный пациент...
- Я бы хотела взять его вместо Монелли, если это возможно, - перебиваю я наставника, который явно сбит с толку моей просьбой. Его тоже, как и всех здесь, очень будоражит моя фамилия, и я точно знаю, какую фразу он произнесёт после.
- Видите ли, доктор Квинзель, я не имею полномочий назначать специалиста этому пациенту. Боюсь, данное решение придётся согласовывать с главврачом. - Взрыв хохота. Ненавижу.

***
Нехорошо подслушивать чужие разговоры, но я сижу, прильнув к приоткрытой двери в приёмной отца и стараюсь не дышать лишний раз, вслушиваясь в каждое слово. Секретарша на рабочем месте отсутствует, что даёт мне столь необходимую тишину в помещении.
- Пусть берёт, - голос отца даже как-то подозрительно весел. Кажется, мистер Оливер не успел сказать ему, что я жду в приёмной, поэтому говорить тихо он даже не пытается. - Это идеальный вариант! Одного сеанса будет достаточно, чтобы моя девочка и думать забыла о работе здесь.
- У неё высокие показатели, она могла бы стать отличным врачом, и...
- Знаешь что, Оливер. Я не хочу, чтобы моя дочь всю жизнь проторчала здесь среди психопатов, отморозков и убийц! Я хочу, чтобы она сидела дома со своим мужем и рожала ему детей!
- Но Флэк опасен! Санитары не отходили от кабинета Фишера весь сеанс, но Вы сами знаете, чем всё кончилось!
- Флэк никогда не нападает на первом сеансе, -отмахивается отец. - Доктор Оливер, Вы задали вопрос, я высказал своё одобрение, что Вы ещё от меня хотите?!

***
Дневник Харлин Квинзель, 11 октября 1982
«Практика в лечебнице Аркхем, день 29й

Должно быть, я сошла с ума, и психиатра нужно было назначить мне. Зачем я вообще попросила этого пациента? Его история - тёмный лес. Кажется, никто вообще не понимал, что он говорит, но на каждом сеансе он смеётся. Я знаю, что это нарушение одной из функций нервной системы, но тот смех, он звучал так тревожно жутко. Мы учим своих пациентов быть откровенными со своим дневником, говорить ему только правду. Так вот, правда в том, что я боюсь.»


- Доброе утро, Артур, - приветствую я мужчину, которого заводят в мой кабинет двое санитаров. Он не сопротивляется, не вырывается, и вообще ведёт себя крайне смирно, но они  крепко держат его под руки. Флэка сажают на стул передо мной. Когда они уходят, мой пациент даже не оглядывается на закрытую дверь. - Меня зовут доктор Харлин Квинзель, и я буду Вашим лечащим врачом, - стараюсь говорить как можно спокойнее и увереннее. Я открываю блокнот на чистой странице и поднимаю взгляд на мужчину, который кажется блеклым и бесцветным даже на фоне однотонных декораций Аркхема - ничего общего с тем самым разрисованным гримом маньяком Джокером. - Как Ваши дела, Артур? Вы хорошо спали сегодня? Вас не мучили кошмары? Давайте знакомиться, расскажите о себе.

[NIC]Dr. Harleen Quinzel[/NIC]
[STA]before I lose my mind[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gbEC.png[/AVA]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Annie Cresta (2019-10-11 00:54:06)

+1


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » альтернативная реальность » Can I play with your mind?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC