1
1
1

Впервые в истории Панема у двух победителей появился шанс пожениться. Впервые в истории подземелий Дистрикта 13 звучит свадебный марш. Это радостное событие как проблеск надежды для людей, изможденных революцией. Но у Капитолия совершенно другие планы на этот день... подробнее в теме.

1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1

The Hunger Games: Resonance

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » сюжетное » Part 1.1 Wedding [C]


Part 1.1 Wedding [C]

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

http://68.media.tumblr.com/2b54ec4607e284bfcaff1005f3dffeff/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo6_250.gif

http://68.media.tumblr.com/adceb6bd288babd7c031a5f6e98a1461/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo5_250.gif

http://68.media.tumblr.com/db4261261d017d58f6b1106b82c16ce5/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo3_250.gif

http://68.media.tumblr.com/17f4e648324fbe3fd2707d76c6addebb/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo1_250.gif

http://68.media.tumblr.com/2abdea20d3fb3367afb1033f887a6709/tumblr_npoqkaO2A21qf2zyko2_250.gif

http://68.media.tumblr.com/479cfb708c63a8391c8043f03b066eaf/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo8_250.gif

http://68.media.tumblr.com/aced4a6096b630c46d1b9d7b7c788ceb/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo4_250.gif

http://68.media.tumblr.com/d103f73f7ac75c3ee98a508815e7f0e5/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo2_250.gif

http://68.media.tumblr.com/6afd133f0a9e55ba7cc0cad0fc179154/tumblr_my4lqgRKzZ1qg032mo7_250.gif

Посмотреть правила, описание и задать вопросы можно - здесь

+4

2

Мне все еще немного не верится, что все это происходит со мной. Как будто вот-вот я проснусь, и сказка кончится, окажется, что все это лишь глупые мечты сумасшедшей девочки. Я практически не спала этой ночью, ворочилась, то скидывала одеяло, то укутывалась в него, при этом стараясь не разбудить Финника. Я с трудом дождалась утра и встала раньше своего жениха. Но, несмотря на бессонную ночь, я чувствую себя довольно бодрой и... взволнованной? Я стараюсь скрыть это всячески, ведь у всего дистрикта день начинается стандартно, как и любой другой, у которого есть свое расписание. Подготовительные хлопоты начнутся только около полудня, а сейчас все умываются и отправляются на завтрак, который проходит в повседневном режиме, от чего еще больше не верится, что этот день настал.

Во время завтрака Уиллфорд сказал мне, что приготовил для меня какой-то особенный образ, и чтобы ровно в двенадцать я была в его отсеке, и ни в коем случае не опаздывала, иначе мы можем ничего не успеть. Он всегда паникует и боится не уложиться в сроки, которыми его все время ограничивали в Капитолии. Я никогда не спорю, всячески стараясь помогать ему, или хотя бы не тормозить сборы, и сейчас я заверяю своего стилиста, что обязательно буду на месте вовремя.

Раньше я шла к своему стилисту как на эшафот, всякий раз после его преображений мне приходилось практически хоронить себя, становиться кем-то другим, улыбаться, когда не хочется, говорить с людьми, с которыми мне не о чем говорить, быть какой-то фальшивой - и это всегда вызывало страшную усталость и желание скрыться ото всех как можно дальше. Его образы работали именно на эту фальшь, сколько бы он ни старался сохранить хоть частичку меня в каких-то ненавязчивых деталях. Сама по себе я была неинтересна капитолийской публике, но сейчас ведь другое. Сегодня я могу быть похожей только на себя, такую, какой полюбил меня Финник, на какой хочет жениться.

Створки дверей отсека, в котором проживает Уиллфорд, немного раздвинуты в стороны, и я деликатно стучу в одну из них, прежде чем войти, хоть и прекрасно зная, что меня там ждут. В комнате оказывается мой стилист со своим соседом, похожим на него как две капли воды - до сих пор поверить не могу, что они не родственники. Интересно, он тоже как-то задействован в приготовлениях невесты? Обычно, помимо Уиллфорда, вокруг меня крутилось едва ли не с десяток специалистов самых разных профилей, и я даже не вспомню, кто из них чем занимался. Сейчас же сложно представить работу мастера без его свиты.

- Я не помешала? - спрашиваю, понимая, что кажется прервала оживленную беседу. - Ровно в полдень, как обещала, - улыбаюсь Уиллфорду, хотя, едва ли его это как-то удивит или восхитит, вот если б бы я опоздала, это вызвало бы у него целую бурю эмоций, в которую попадать мне не очень хочется. - Ты говорил, что подготовил нечто особенное? - напоминаю ему, не в силах больше скрывать волнение, пожалуй, впервые оно такое радостное, и мне действительно интересно, что меня ждет. Обычно, в нашем тандеме самый нетерпеливый Уиллфорд, но на этот раз, похоже, эта роль отведена мне.

+5

3

Уиллфорд проснулся рано, обычно с ним такое случается очень и очень редко, ибо страсть спать до полудня никуда не делась после Капитолия. Билл был взволнован и ему поскорее хотелось приступить к делу, сегодня был  великий день. Революция -революцией, а о простых человеческих радостях забывать не стоит. Тем более сам Билл уже давно не занимался любимым делом. Так что он ждал свадьбы  Энни с таким же нетерпением, как и Энни, если не с большим. И, конечно же, когда он вскочил с кровати и развел бурную деятельность в своем отсеке, соблюсти хотя бы видимость тишины у него не получилось и своего соседа и друга он таки разбудил. Ну не привык Билл с кем-то делить пространство, да и собственный природный эгоизм никуда не девался. - Прости, что разбудил, мне нужно было проверить платье! - тут же поспешно замахал руками и состроил невинную мордашку.

Платье, висящее в чехле, свадебное платье Энни он уже несколько раз проверял вечером. Конечно, оно не было ив половину так роскошно, как былые наряды, но это максимум, что он мог создать в этой серости. Оглянулся на Лекса, улыбнулся. Это было странно, наверное, но при виде своего друга ему все время хотелось улыбаться и творить глупости. Это совершенно нетипично для Уиллфорда, но поделать ничего не мог, да и собственное тело иногда чертовски подводило - то руки затрясутся в самый неподходящий момент и из пальцев выскальзывает все подряд, то голос подводит и сипнет не вовремя. Кошмар и ужас. Они как-то сблизились за время реабилитации Лекса и Билл не думая совершенно предложил парню стать его соседом, все равно ведь кому-то бы пришлось. И Прайм относился в  стилисту тепло и иногда даже с каким-то восхищением, а Билл поспешно краснел и смущался.

Ну хреново у Билла было в плане отношений, тем более серьезных, так что он вел себя как фарфоровая кукла и вообще не знал, что делать дальше. Так что свадьба Энни - отличный повод отвлечься от собственных запутанных эмоций. - Ты же мне поможешь, да? Обычно у меня были ассистенты, но мы не в Капитолии и я не могу позволить тут себе такую роскошь! - нарочито капризно надул губы. - И не волнуйся, я все тебе подскажу и  скажу, что делать! - продолжает тараторить, на некоторое время не давая Лексу вставить и слово. - В кои веки не сбегай с утра к Бити, а помоги мне! Ну пожаааалуйста! - состроил совершенно невинные. просящие глазки, которым просто невозможно отказать. Нет в мире настолько жестоких людей и Билл это прекрасно знает, так что пользуется своим оружием на всю катушку.

К моменту, когда должна была прийти Энни, Уиллфорд и сам привел себя в порядок,чтобы потом на это не отвлекаться, даже попытался причесать Лекса и его бороду, но тот скрылся в душевой очень вовремя и скрывался там до тех пор, пока у стилиста не прошел  приступ трудоголизма. -Энни! - резко развернулся на звук открывшейся двери. - Наконец-то! Нам предстоит еще много сделать! - подскочил к рыжеволосой невесте. - Итак, сначала волосы! А вообще,  все продумал! Ты будешь очаровательной! Твой Финник просто захочет тебя  спрятать где-нибудь, чтобы никто не украл! - тараторит, носится вокруг девушки, рассматривая ее со всех сторон, хватает несколько расчесок, усаживает ее на  хлипкий раскладной стандартный стул и принимается колдовать. - Лекс! Принеси мне косметичку! Срочно! - это было бы мило, только не для тех, кто определенно знает, что "косметичка" это весьма увесистый чемоданчик.

+5

4

Впечатление такое, что жизнь с революцией разделилась на две части. В первой были все эти проблемы, война, бесконечные мысли о том, как спасти людей, как победить Сноу и все в таком духе. Где ты помогал Бити раз за разом с техникой, помогал настраивать нужные частоты, чтобы перехватить сообщения из Капитолия в дисктрикты, где были шестерки, где были продажные люди, что верили, что подобным образом могут себя спасти. Все, что вообще касалось связи, компьютеров и прочего, было на вашей с Бити совести. Нет, конечно были еще люди, кто охотно со всем этим помогал. Но мужчина больше всего доверял тебе. Все же вы дольше знакомы, и многое уже пережили, так сказать вместе.  Во второй же части, все это волнение, беспокойство и страх за людей и возможный провал  вашего восстания (нужно думать о любых исходах войны), отходило куда-то на задний план. Тут имело место быть радости, влечению, некому счастью, мечте. И звали эту мечту Уиллфорд, который любезно предложил тебе стать его соседом, после того как ты оклемался после ранения. Ты и поверить в это не мог. Скажи тебе это несколько лет назад, или в тот первый день, когда ты увидел этого мужчину впервые, да ты бы покрутил у виска. Где ты и где он. Это просто невозможно. Но сейчас это было реальностью, и эта реальность разбудила тебя сегодня очень рано. А ведь ты вчера допоздна пропадала в отсеке Бити, помогал разрабатывать систему обхода капитолийских программ. Да и с утра собственно собирался заниматься тем же самым, вот только тебе не дали. Вчера, когда ты вернулся к себе, Билл все возился со свадебным платьем. Ах, да, тут же намечалось веселье - свадьба Энни Кресты и Финика Одэйра, ты это увеселительное мероприятие собирался пропустить. Не твое это. Ты уже и забыл, когда в последний раз был на каком-то таком сборище. С потерей Синди, вообще в твоей жизни стало все тускло и серо, ну за исключением яркого пятна - Уиллфорда. И именно это пятно, все никак не могло угомониться и сегодня с утра. Вечера было мало для проверки платья, нужно было еще и утром. Но тебе этого было правда не понять, человеку далекому от всей этой мишуры.
- Разве ты не делал это накануне??! - сонно спрашиваешь ты, нужно просыпаться, приводить себя в порядок и найти Бити. Но ты отвлекаешься от всего этого, наблюдая за тем, как Билл возится с платьем, пылинки сдувает, но это все ерунда. Тебе не было дела до платья, потому что ты любовался мужчиной. Ты не понимал, что это все значит, но ты определенно находил Уиллфорда красивым, и он тебе был симпатичен, и его внешность... Из мыслей тебя выдергивает вопрос соседа о помощи. Что? Ты должен будешь что-то сделать для торжества?! Ты пытаешься подобрать нужные слова, чтобы тактично отказать, что мол у тебя и без этого хватает забот - тебе нужно к Бити, а потом... Потом ты снова будешь торчать у него, и опять, и опять, пока вы не добьетесь нужного результата. Но тебе не дают и слова вставить, все решив за тебя, ну и в конечном счете тебе ничего не оставалось, как согласиться. Поэтому ты киваешь,  после этого начинается возня по поводу внешнего вида. Билл приводит в порядок сначала себя, и это зрелище завораживает, даже в таких условиях он остается красивым, находит возможность следить за собой. А потом мужчина берется и за тебя. Ты этого никак не ожидал, к тому же это было странным, когда Билл был так близко, расчесывая твою бороду. Ты рассматривал его глаза, которые были густо подведены чем-то черным, ты был без понятия что это, походило на уголь. И все это было как-то слишком близко, интимно, что ты просто не выдержал, плюнул на всю эту свою красоту со словами "и так сойдет" и поспешил в душ. Так ты провел почти все время до прихода невесты.
- Здравствуй, Энни! - только и успеваешь сказать девушке, как тебя тут же озадачивают. Косметичка?! Это еще что за девайс такой?! - А если быть точнее, то что это?! как оно выглядит? - но потом все же ты понимаешь о чем идет речь, ты несколько раз видел, как Билл копошился в чем-то очень большом, это больше походило на чемодан с детонатором. Ты поднял его с пола, и удивился тому, как этот хрупкий стилист поднимал такую тяжесть. Хотя скорее всего за него это делал кто-то другой. - Ты там что кирпичи хранишь?! - спрашиваешь, поднося ценный груз к мужчине.

Отредактировано Lexx Prime (2017-03-09 23:04:01)

+5

5

По правде говоря, мне все еще немного неуютно в компании незнакомых и малознакомых людей, хоть я и утешаю всячески себя мыслями, что уж здесь то я точно в безопасности, и никто не причинит мне вреда. Но подсознательные механизмы не так просто в чем-то убедить, и когда со мной пытается заговорить сразу больше двух человек, или же кто-то дотрагивается до меня, когда я этого не ожидаю, мне с трудом удается побороть панику. С Лексом дела обстоят иначе. Хоть мы и едва знакомы, и обменялись не больше, чем парой фраз за все время, его лицо не кажется мне чужим, да и он сам как будто давно мне знаком. Вероятно, все дело в его невероятной похожести на Уиллфорда, которого я знаю довольно давно, который знал меня совсем другую, не похожую на то, что от меня осталось после Игр. Таких людей в моей жизни осталось очень мало, по сути, всего двое - Билл и Финник. Наверное, я должна быть счастлива, что один из этих мужчин  сегодня помогает мне готовиться к свадьбе со вторым.

Волнение в груди не перестает, сколько бы я ни пыталась успокоиться,  и все меньше мне кажется, что оно связано с предстоящей церемонией. Как будто какое-то предчувствие, совершенно лишнее, но такое навязчивое опасение - не может же быть все так идеально... Конечно, говоря об идеалах в общеизвестном смысле, едва ли кто-то будет представлять себе подземный город на военном положении и со строгими армейскими порядками, но едва ли кто-то в полной мере осознает, что эта свадьба значит для нас с Финником. Мы никогда не были свободны и вольны делать то, что нам  хочется, с самых юных лет мы только и делали, что плясали под дудку Капитолия. Каково это, осознавать, что максимум, что тебе дозволено - это  мелкие подачки, жалкие урывки встреч с любимым человеком. Мы всякий раз прощались и расставались дольше, чем наслаждались желанным уединением. И что нам предстояло? Прожить так всю жизнь? Существовать от встречи к встрече, и жить жизнь только в минуты, проведенные вместе? Ведь только их можно было считать поистине настоящими. И вот теперь я готовлюсь провести со своим мужчиной всю оставшуюся жизнь. Как поверить в сказку, когда вся жизнь больше похожа на ночной кошмар?

Уиллфорд принимается крутиться и хлопотать вокруг меня, словно отгоняя от меня все опасения и неприятные мысли. Его воодушевление столь велико, и глаза горят, словно это его свадьба назначена на сегодня. Он тараторит, заверяя меня, что придуманный им образ будет безупречен и идеально подойдет именно мне. По правде говоря, я готова была бы идти к алтарю прямо в ночной рубашке и без намека на марафет, но показывать свое пренебрежение стилисту я все-таки не решусь.

- Ты будешь делать все сам? - спрашиваю, понимая, что без армии помощников у дотошного модника может уйти куда больше времени на тот образ, который он уже успел нарисовать в своем воображении во всех деталях. - Здравствуй, Лекс, - отвечаю молодому человеку, который тут же получает задание грузчика. Что ж, тоже вариант. Я усаживаюсь на стул спиной к стилисту и прикрываю глаза, полностью передавая себя в руки мастеру. А еще мне ужасно не терпится увидеть свадебное платье. Только узнав о церемонии, Уиллфорд выл, словно раненый койот, что в 13-м не сыщешь ни ткан  нужного качества, ни модных аксессуаров, и все же, сумел создать наряд, которым сам гордится.

+5

6

-Ты ничего не понимаешь! - махнул рукой, нахмурился нарочито. - Если бы ты приложил колоссальную массу усилий, чтобы в этой невыносимой серости создать что-то прекрасное буквально из ничего,ты бы меня понял! - беззлобно огрызнулся, ничуть не смущаясь. Времени нет ни на что иное! Все должно быть идеально и он, Уиллфорд сделает для этого все возможное. Смерил своего соседа испытующим взглядом: по нему было видно, что не в восторге от перспективы быть личным ассистентом стилиста, но Билл даже не дал ему и слова вставить.  По-хорошему, сам бы справился,но тут у него появился вполне легальный и объяснимый повод не дать Лексу снова сбежать куда-то по важным делам на целый день до вечера. А то ведь так даже поговорить некогда. Не то, чтобы свадебная суета способствовала задушевным разговорам...

-О, милая, конечно же сам!  Кому я еще могу доверить тебя, дорогая? - всплеснул руками и приступил к вычесыванию роскошной рыжей гривы. - Что ты делаешь с волосами? ты что,ночами сидишь и специально их запутываешь? Ну так же нельзя! - причитает, как и всегда, когда его ручонки доходят до шевелюры Энни. Когда ее волосы расчесаны и приведены в порядок - они попросту идеальны - блестящие, струящиеся, густые, но если за ними пару дней не ухаживать должным образом, то все - стог сена и только! Хоть цвет остается таким же ярким и на том спасибо. В этот раз с прической Билл справляется достаточно быстро, поскольку  не собирается ваять ничего сверхоригинального, он прекрасно знает, что девушке идет легкая, но хорошо продуманная небрежность, с толикой простоты. Тем более, фата все равно скроет значительную часть прически.

-Лекс! Вон там сумочка! - не глядя указывает пальцем туда, где теоретически должна оказаться пресловутая косметичка. Оборачивается. глядя на то, как Лекс буквально тащит ее. - Ой, ну не начинай! Там осталось только все самое необходимое! Из всех моих сокровищ, только эта малость! - снова всплеснул руками,  раскрыл чемоданчик, механизм щелкнул, сразу же выдвинулось несколько "полочек"со всевозможными тюбиками и плошками. - И нет, я тебя еще не отпустил! Даже не думай слинять! - обвиняюще ткнул пальцем в своего соседа, фыркнул капризно, но как-то  мягко, почти просительно улыбнулся, ему нравилось, когда Лекс рядом, даже когда просто молчит и занимается своими делами. Но сейчас не время об этом делать! Вооружился кистями и принялся творить магию на лице Энни.

-Не волнуйся, в этот раз ничего эпатажного! Тебе не нужно будет никого сражать и никому нравиться! Будешь сегодня просто собой... но самой лучшей собой! - основа, тональник, немного пудры  - слегка выровнять цвет лица, совсем немного румян, легкий намек, подчеркнуть глаза, сделать больше ресницы,  немного блеска на губы, все это получается быстро и почти бездумно, как будто руки живут своей жизнью. - Лекс, передай мне  лак для волос и ту заколку с цветами. - они привык, что все его указания исполняются моментально, но, увы, вокруг нет профессиональных помощников, так что оборачивается. - Они там, на столике. я вчера выкладывал.  - вот еще странность, раньше вполне мог заистерить и устроить скандал даже из-за секунды промедления, сейчас все видится по другому. Спокойно взял заколку,собрал волосы девушки на затылке хитрым сплетением тонких прядей.

-Так, тут готово! Энни, закрой глаза, сейчас будет самое главное! -чуть не подпрыгнул от предвкушения. - [b]Лекс, сними, пожалуйста, чехол с платья! [/b]- похлопал парня по плечу, впрочем, не выдержал и пошел вместе с ним, справедливо рассудив, что  в четыре руки все будет быстрее. - К сожалению, при столь ограниченных ресурсах я не смог создать что-то действительно стоящее! Но... оно тебе подойдет! - и правда, платье вышло достаточно простое, жемчужного цвета, без различных ухищрений, но элегантное и какое-то утонченное, оно должно подчеркнуть хрупкость Энни, не выходить на передний план, не затмевать ее саму. - Так,  я так понимаю, что девушек в платья ты раньше не одевал? - как-то странно сощурившись. - Энни, не открывай глаза, я сначала тебя одену! Если ты стесняешься Лекса, он отвернется! Ну или хочешь, я ему повязку надену!

+5

7

Сегодняшний день выгодно отличается от серых будней Тринадцатого - предстоящий праздник слишком много значит для этого Богом забытого места. Нельзя было бы его не отметить, но каждый, кого вы спросите - почему, найдет для вас свой ответ. Для местных жителей - это станет глотком свежего воздуха. Привыкшие жить скромно, подчиняться системе и пребывать в заточении, они изголодались по, хоть сколько нибудь, интересным и красочным праздникам, где можно, хоть и ненадолго, забыть о расписании и подумать о себе, об окружающих, о том, что счастье ходит где-то рядом и ждать его осталось совсем чуть-чуть. На их долю выпала масса негативных событий - уничтожение дистрикта, уход под землю, не прекращающаяся, ни на секунду, война, постоянная схватка за жизнь, эпидемия, потеря близких... Пожалуй, им этот день должен показаться самым волшебным за последние несколько лет. Возможно, таким важным он не кажется даже виновнице торжества - рыжеволосой девчонке из четвертого. Для вторых, свадьба станет отличным материалом для монтажа. Уверен, Койн и Крессида в полном восторге от происходящего и уже планируют что и в каком порядке пойдет в эфир. Они правы -  пропаганды лучше, чем веселящиеся жители Панема  не придумаешь. Радостная сойка, смерть которой пророчат из каждого утюга, довольные жизнью победители, спасенные из Капитолия. Мог ли Сноу предположить, что все обернется так? Думал ли он, что Пит сам сделает торт для Финника и Энни, мог ли догадываться, что Джоанна будет стоят и аплодировать в первых рядах, представлял ли, что стилисты, собственноручно выбранные им для Голодных Игр, создадут аж целых два свадебных платья для трибутов, вышедших с Арены живыми? Сомневаюсь. Даже его умение просчитывать партию на много ходов вперед, потерпело сокрушительное фиаско перед рукотворной судьбой победителей. Для таких как я, торжество не несет сакрального смысла, мне наплевать будет ли сегодняшнее меню отличаться от повседневного, будут ли танцы и придется ли участвовать в церемонии. Для меня это нечто иное - нечто восхитительное, но в то же самое время, отвратительное.
Свадьба приобретает для меня статус торжества семейного, той самой группы лиц, которой вокруг меня уже никогда не будет, но сейчас, в Тринадцатом, я как никогда ощущаю единение с ними. Все победители - большая семья, в которой есть родные дети, близкие братья и далекие дядюшки, противные, но все равно любимые племянники. Кто-то давно умер, но мы помним их, кто-то ведет себя гадко, но мы не можем злиться долго. Разве могу я упрекнуть тех, кто остался на стороне Капитолия? В отличии от меня, им есть кого защищать и это ли ни чудо? Признаться честно, до сих пор первое место в моей жизни занимают Китнис и Пит - они мои дети. Мои и, как бы это парадоксально ни звучало, дети Эффи. Когда она заводит свои речи о команде, уверен, имеет в виду именно это, просто чопорное воспитание не позволяет сказать ей все то, что на самом деле творится в душе. Отлично понимаю - разыгранная ими свадьба - фарс, но не могу смириться с тем, что они потеряны друг для друга. Да, возможно, так будет лучше, но будет ли так всегда? Будут ли они счастливы?
С самого утра люди вокруг суетятся. Одни украшают, другие готовят, но на всех без исключения лицах сияет улыбка. Даже мне хочется оскалить зубы, когда очередная маленькая девочка, воде Прим, пробегает мимо с вплетенной в волосы лентой. Мне некуда спешить, у меня нет приготовленного наряда, лишь стандартная серая роба, мне не нужно убираться, готовить или выполнять какое-то другое задание. Я не спеша прогуливаюсь по длинным коридорам, зная, что у меня есть кое-что гораздо более ценное, чем яркое украшение или глазурь, приготовленная для торта. Во внутреннем кармане, у самого сердца, укрытая слоями одежды, у меня есть небольшая фляга с янтарной жидкостью из самого Капитолия. Не знаю как, но Эффи проволокла ее вместе со своими безделушками. Думаю, с ней просто не захотели связываться. В том состоянии, в котором ее привезли, она бы выцарапала глаза любому, кто посягнул бы на ее блестяшки. Я хранил ее несколько месяцев в надежде, что разопью в полном одиночестве, отсиживаясь в отсеке после очередной стратегической победы, но внезапно появился человек, которому мужество нужно было куда больше, чем мне и это Одейр. Я знаком с ним слишком давно, знаю его как облупленного и у меня никогда не было лучшей кандидатуры на пост союзника и телохранителя Китнис.
Ровняюсь с дверью, ведущей в жилой отсек Энни и Финника и захожу не стучась. Невеста сейчас у своего стилиста, попавшего в Тринадцатый чудом, а это может означать одно - нам никто не помешает. Слабо представляю, что нужно говорить в такие моменты, поэтому все так же молча подхожу к обнаруженному Финнику и похлопав его по плечу, задаю, уже совершенно ничего не решающий, вопрос: - Ну как, готов?

+6

8

Да уж тебе человеку далекому от всей этой мишуры, красоты и ярких красок, явно не понять Билла. Нет, ну серьезно, ты только по телевизору это видел. В вашем дистрикте, не было такого, нет конечно были те кто пытался быть модным, но разве это вообще возможно, если ты вне Капитолия?! На твой взгляд нет, поэтому и попытки были весьма жалкими. Да и дела тебе до этого всего не было, единственное на что ты мог смотреть, что было связано с этой бурей красок, вернее на кого, это был сам Уиллфорд, к которому твое внимание было приковано уже несколько лет, и ты не мог себе объяснить в чем же дело. - Я не сомневаюсь, что ты мастер своего дела, ни в коем случае. И да наверное это под стать только тебе сделать шедевр из ничего! Но ты так печешься над платьем, словно то может в любой момент или рассыпаться или его кто сопрет... И тебе явно не улыбалось от перспективы быть занятом во всем этом приготовлении к свадьбе. Нет, серьезно ты бы больше пользы принес будь ты сейчас у компьютеров, вместе с Бити, а не здесь. Хоть плюсы этой ситуации все же и были, но ты чувствовал себя ни в своей тарелке. Плюсом было то, что ты был с Уиллфордом, хотя каждый день ты сбегал в инженерный отсек частично из-за него. Потому что ни черта не мог понять своей реакции на этого мужчину. И ты боялся сделать что-то не так. Но все равно тебе нравилось быть рядом  с ним, следить за его работой. Любоваться им. Вот это тебя немного и пугало. Но большим минусом было то, что сейчас в его работу вовлекали еще и тебя. А ты был ооочень далек от всего этого. Какие-то косметички и прочие. Да ты и предположить не мог ничего касательно содержимого этого чемодана. Реально проще было подумать, что там либо кирпичи, либо взрывное устройство.
Энни ответила тебе, и ты улыбнулся девушке, все же с ней быть букой не стоило, тем более в такой день. Поэтому ты старался быть максимально дружелюбным, чтобы она не подумала, что тебе это все в тягость. Нет, просто ты новичок в этом деле вот и все. На мгновение задумываешься о том, что это могла бы быть свадьба твоей сестры с каким-нибудь ее кавалером, парнем что повстречался ей на ее жизненном пути и пообещавшим защищать ее и всегда быть рядом. Грустные мысли, и ты постарался быстрее их прогнать. Ты хотел было спросить у девушки  как она ощущает себя перед таким торжеством, но не стал. Решил, что вроде как не в праве задавать его - вы же не так близко знакомы, да и скорее всего Билл скажет, чтобы ты не отвлекал Энни пустой болтовней. Охаешь, когда тот говорит, что это всего лишь малая часть того, что у него есть, что он может себе позволить. Для тебя и это уже много, а ты представляешь, что на самом деле таких чемоданов в три раза, а то и четыре, больше. Кошмар! Ты думал, что на этом твоя помощь закончилась, и можно было по тихому слинять из отсека, но увы... Уиллфорд разгадал твой замысел, и сразу дал понять, чтобы ты оставался здесь, потому что ему еще нужна твоя помощь. Но что ты мог!? Правда, что только принести-подать. Однако, если ты можешь быть полезным Биллу - это все равно тебя радует. И сначала ты получил тычок пальцем, а потом тебе подарили улыбку. И ты был готов терпеть сколько угодно этих самых тычков, лишь бы только видеть эти сияющие глаза и эту искреннюю улыбку. Ты даже подвис на какое-то время. Завороженно наблюдаешь дальше за действиями стилиста, не шевелясь, словно если не дай Бог двинешься что-то может пойти ни так. Отмираешь только тогда, когда получаешь очередное задание. Лак для волос и заколка для тех же. Хорошо с заколкой все намного проще, такими пользовалась Синди, да и Билл сказал, где ту искать - на столе. Лак вроде был тоже там. Но там было столько бутыльков, что ты растерялся. "Сильной фиксации", "суперсильной", с блеском и без. В общем ты схватил тот, что гласил на этикетке "супер" и отдал в руки мастера вместе с заколкой. Да уж тебе явно нужно было бы в этом деле немного просвещения, чтобы не выглядеть со стороны таким идиотом.
Когда же с волосами и лицом девушки было покончено, оставалось переодеться. И Билл командует, чтобы ты снял чехол с платья, но видимо не доверяет тебе или хочет помочь, думая, что ты один не справишься, идет следом за тобой. Вы вдвоем справляетесь быстрее. И тут ты понимаешь, что в принципе должно последовать далее, и если может быть твой сосед и бывал в такой ситуации не раз, то ты чувствовал себя сконфуженно. Да и явно Энни не радовало то, что придется обнажаться в комнате с малоизвестным ей человеком. - Я лучше выйду, чтобы не стеснять девушку. А вы как закончите, то позовете меня. и я полюбуюсь уже завершенным шедевром.... - с этими словами направляешься к двери.

+5

9

После выжженной на сердце боли от потерь, разочарований и несправедливости сложно испытывать что-то еще, кроме необъятной тоски и щемящей злости за ребрами. Даже самые тихие часы, проведенные в Тринадцатом вместе с Энни оставляют привкус горечи, так так я желаю для нас большего и куда более лучшего, но приходится довольствоваться тем, что мы имеем. Стоит ли говорить, что я бы с превеликой радостью променял серые лабиринты, в которых мы заточены, на шум прибоя и хаотичные крики чаек? Мне кажется, что самый ненастный день на побережье будет в миллион раз милее сердцу, нежели промозглая тишина и мираж полной безопасности в этом удручающем месте. Я думал, что в Тринадцатом заключается наше спасение, но мрачность, которой пропитан каждый сантиметр стен в дистрикте, и уныние, витающее в воздухе, не сулят ничего жизнерадостного. Что же, в наших с Энни силах оживить атмосферу и устроить скромный пир во время чумы, эпицентром которой является Капитолий.

Свадебная церемония назначена на завтра. На устах каждого имена будущих супругов, на устах каждого имена местных героев, - или сумасшедших? - решивших узаконить отношения в тяжелые для страны времена. Любить несмотря ни на что - тот лозунг, которого придерживаемся мы с невестой.

За ужином Эффи, включив сентиментальную барышню раньше времени, улыбается и смотрит на нас, склонив голову, в своей манере, Уиллфорд технично намекает, что завтра моя будущая жена произведет фурор сногсшибательным видом, Хеймитч салютует стаканом сока - или не сока вовсе - и подмечает мое слегка нервное состояние. Эвердин сидит чуть поодаль вместе с семьей и Гейлом напротив, кивает мне, улыбается, и в ее взгляде я замечаю, что она бы очень хотела оказаться на моем месте. Краеугольный камень революции, коим она является, похоже, дал трещину изнутри. Как давно это произошло, похоже, не знает даже она сама, ведь ее судьба по жестокости едва ли может с чем-то сравниться.

Тем же вечером Мейсон оставляет мне половину своей капельницы с наркотическими веществами в качестве свадебного подарка, торжественно вырывая катетер из исколотой вены. Мол, держи, Одэйр, тебе нужнее, хоть успокоишься и попытаешься этой ночью заснуть. Я оцениваю ее дружеский порыв, но не хочу застилать сознание иллюзорным туманом, по крайней мере, сейчас.

Когда мы расходимся по жилым отсекам, желая спокойной ночи, я всем нутром чувствую, что предстоящее ночное время будет одним из самых тяжелых в моей жизни. Только после энной попытки закрыть глаза и выключить сознание понимаю, что нестандартный презент от Джо помог бы расправиться с бессонницей. Самый замечательный день вот-вот настанет, а я, как последний дурак, сверлю взглядом то край прикроватной тумбочки, то ручку от двери, то потолок, но никак не могу заснуть. Время от времени Энни ворочается, не находя удобного положения для сна, она думает, что я, все же, смог заснуть, но на самом-то деле просто слишком вымотан и лежу, закутанный в одеяле, почти не шевелясь. Легкая тревога связывает нас обоих этой ночью. Лишь под утро бешеный поток сознания в моей голове сдается и утихает, выдавая обрывки психоделических снов.

День начинается со звона будильника, который до жути раздражает барабанные перепонки. Невеста уже покинула комнату, поспешив на завтрак, а я только проснулся, проспав жалкие часа три-четыре, сижу на кровати и тру ладонями глаза. Нужно поесть, нужно определенно что-то съесть, должно полегчать. Спускаюсь в общую столовую и замечаю, как предстоящее празднество рисует улыбки на лицах жителей Тринадцатого. Так приятно осознавать, что подарил этим людям, для которых даже дневной и естественный свет - редкость, частичку счастья, и будто значение слова "радость" приобретает для каждого свой оттенок и отражается в глазах. Мне лучше, намного лучше, и ничего уже не помешает полностью прочувствовать веселье, тепло и эйфорию от происходящего.

Костюм жениха висит на железном поручне в шкафу с раздвижными дверцами. Раскладываю его на кровати и мысленно сравниваю с костюмами, которые я носил в Капитолии. Естественно, он разительно отличается от шедевров из различных и грамотно скомбинированных тканей, которые штампуют стилисты из столицы, поддавшиеся приливу вдохновения, но и этот скромный и сдержанный костюм весьма мне идет. По крайней мере, так заверили меня Эффи и несколько местных стилистов-мужчин на последней примерке. Поскольку все контролировала Тринкет, я мог не сомневаться, что она создаст для меня самое лучшее, что можно сшить из имеющихся материалов.

Пока над Энни колдует Уиллфорд, - а он, пожалуй, остается единственным мужчиной, кому я со спокойной совестью могу доверить будущую жену - скрасить мое одиночество и подбодрить в нужный час приходит Хеймитч. Я рад его видеть, так как разговоры с отъявленным холостяком-алкоголиком перед собственным бракосочетанием как раз то, что нужно. Как говорят - истина в вине, и Хеймитч настолько им пропитан, что он и сам является истиной вкупе со своими мудрыми, зачастую жесткими, но правдивыми высказываниями. - Я слишком долго к этому шел, чтобы не быть готовым. Только нервы ни к черту. Что можешь посоветовать? Но, для начала, оцени костюм. Сшит по дизайну Эффи. Это и без огласки бросается в глаза. Надеюсь, я не слишком много съел за завтраком и втиснусь в него без проблем, - поднимаю брови и пропускаю смешок.

День предстоит тяжелый, но славный во всех его проявлениях.

+5

10

В Тринадцатом сегодня был один из радостных дней, на сегодня была назначена свадьба двух выживших трибутов Финика и Энни. Свадьбы в Тринадцатом случались, а так как праздников в Дистрикте не много, а отвлекать людей от рутины как-то надо, то превращались они во всеобщее торжество. Вообще Тринадцатый был одной большой семьей, где почти все друг друга знали и вместе разделяли и радости, и горе.

Доктор с самого утра находилась в медицинском отсеке, пациентов было немного, но как ни крути работа у нее была всегда. А если ее не было, то Тернан находила ее себе сама, в этом и была вся Лорен. Женщина не могла сидеть на месте, не умела отдыхать, хотя порой это было необходимо и начальник госпиталя порой просто выпроваживал ее «домой» в отсек.

В дистрикте царило ощущение праздника, настоящего, не поддельного праздника, давно Лорен не могла припомнить подобного. После эпидемии, после череды стольких потерь, люди разучились улыбаться, почти каждый кого-то потерял, друга, брата, сына, коллегу или просто хорошего знакомого, очень мало было тех счастливцев кого подобная трагедия не коснулась.

Закончив обход доктор, вызвавшаяся изначально помогать со свадьбой, направилась в оранжерею, где и должно было позже происходить торжественное мероприятие. Цветы, зелень, деревья - кусочек земной поверхности глубоко под ней, лампы имитировали здесь солнечный свет. Роскошью Тринадцатый похвастаться не мог, до пышных капитолийских торжеств ему было далеко, но люди старались как могли. В основном украсили деревья, привязав на ветки яркие ленты, кажется кто-то из беженцев-капитолийцев пожертвовал свои вещи. Получилось мило и довольно симпатично. На лице Лорен невольно появилась улыбка. От любования «природой» ее отвлекла светловолосая девушка, которая передала ей букет из ярко синих цветов, предназначавшийся для невесты.

Тернан направилась в отсек к капитолийцу, где скорее всего и должна была сейчас находиться Энни.
- Можно? – Постучавшись сначала, Тернан толкнула дверь в бок, осторожно заглядывая в отсек. Увидев девушку в белом платье, доктор широко и от души улыбнулась, - Энни! Ты- прекрасна! – Доктор закрыла за собой дверь и подойдя к девушке, приобняла ту за плечи, вручая следом букет:

- Это тебе! – Проговорила доктор, наконец переведя взгляд на творца сей красоты, - здравствуйте! У вас золотые руки! – Похвалила Лорен стилиста.

- Мы не знакомы, Лорен Тернан, - женщина, приветственно протянула руку. С Энни они познакомились в мед отсеке, их с Питом и Джоанной, так вышло, привезли в ее смену. Ранений физических у них почти не было, кроме ссадин, но были моральные и, хотя, психология и не была основным профилем Лорен она не смогла остаться безучастной. Многих беженцев женщина знала, но только то, что они ими были, слышала о них среди слухов, разгуливающих по Дистрикту, но знакома лично была далеко не со всеми. Так получилось и сейчас. Но никогда не поздно заводить новых знакомых.

Отредактировано Lauren Ternan (2017-03-04 22:20:54)

+5

11

Атмосфера 13-го дистрикта действует на Уиллфорда практически магическим образом, он преобразился на глазах - впрочем, быть может, ему теперь просто не перед кем рисоваться и изображать главную звезду этой вечеринки? Он относительно спокоен, деликатен, быть может, немного взбудоражен, но это волнение какое-то тоже теплое и приятное. Возмущенные взвизгивающие нотки в голосе сменились томными мурчащими. Он расчесывает мои волосы, как всегда возмущаясь тому, какие они спутанные , и я вновь закусываю губу, чувствуя даже некоторую вину, что не прибегаю к его рекомендациям по уходу за своей внешностью. И тут же вспоминаю, как он все время возмущается, когда я начинаю кусать губы, тут же прекращая это делать, пока он не заметил. Но Уиллфорд даже и не думает искать, к чему бы придраться. Неужели жизнь в спартанских условиях так его закалила? А в этом ли дело?

Я непроизвольно становлюсь свидетельницей разговора Билла и Лекса, и до меня, кажется, постепенно начинает доходить, что происходит. В целом, несложно было догадаться о сексуальных предпочтениях моего стилиста, хотя бы по тем пошлым шуточкам, которые он то и дело отпускал в адрес Финника когда-то, полностью при этом игнорируя высоких длинноногих ассистенток и помощниц, которые были одна другой краше. Сейчас же кокетливые нотки в голосе не могут ускользнуть даже от моего не прокачанного в этой области внимания. Я смущенно опускаю взгляд, чувствуя себя немного неловко. Интересно, наше воркование с Финником тоже вызывает подобное напряжение у других людей? Когда я с ним, мне слишком безразлично, что происходит вокруг.

Когда Лекс приносит косметичку Уиллфорда, я выпрямляю спину и поднимаю лицо к свету, чтобы мужчине было легче наносить макияж. На моей памяти он впервые делает это самостоятельно, обычно с моим лицом работают ассистенты, в точности повторяя на моем лице эскиз, придуманный непосредственно Уиллфордом. Пальцы друга не такие холодные, как их, он наносит косметику мягко и уверенно, быстрыми профессиональными движениями, и как будто и вовсе не задумываясь, какой тюбик, коробочку или палетку взять в руки в следующее мгновение и какой кисточкой сделать следующий штрих. Когда работа над моим лицом оказывается завершена, стилист просит меня  закрыть глаза.

- Это нечестно! - возмущаюсь, все же послушно выполняя приказ своего маэстро. Слышу, как шуршит чехол, а на фоне него друг с упоением расхваливает подготовленный для меня сюрприз, лишь подогревая мое нетерпение. Меня берут за руки и помогают сделать пару шагов вперед без риска споткнуться обо что-нибудь и свернуть себе шею. Мне все еще не позволен открывать глаза, но меня все же несколько стесняет перспектива раздеваться в присутствии незнакомца. К Уиллфорду я уже успела в некоторой мере привыкнуть, у меня не было выбора - изначально на фоне предстоящей бойни эта процедура выглядела не такой пугающей, после игр меня перед каждым мероприятием накачивали всевозможными препаратами, чтобы предотвратить приступы и панические атаки - и мне было вовсе безразлично, кто меня раздевает и во что преображает. Лекс, как будто бы прочитав мои мысли, сообщает, что не против прогуляться, пока стилист завершает мой образ. Я не успеваю ничего сказать, да и просто не нахожу нужных слов, пообещав себе, что как-нибудь обязательно отблагодарю его за проявленную проницательность.

Уиллфорд помогает мне освободиться от стандартного комбинезона, который на меня чуть велик. Мне даже не верится, что я сейчас смогу надеть на себя что-то другое. Я никогда не была большой модницей, поэтому мне сложно представить, каково девушкам, которые всегда следили за своей внешностью. Стилист ловко наряжает меня в платье, словно куклу. Я слышала, как сомкнулись створки отсека, а стало быть, Лекс уже вышел.

- Вы выглядите как парочка воркующих голубков, - замечаю я с улыбкой, не открывая глаз и ожидая разрешения, когда уже смогу взглянуть на себя. Как только стилист дает добро, я открываю глаза и оглядываюсь в поисках зеркала. Мужчина предусмотрительно принес его из ванной и поставил на тумбочку так, чтобы под определенным углом я могла рассмотреть наряд целиком. - Оно и правда великолепно... - рассматриваю себя спереди, после поворачиваясь спиной и пытаясь повернуть шею так, чтобы разглядеть сзади. - Это лучшее из твоих творений, - добавляю я с самой искренней улыбкой, не сразу осознав, что сказала. - В смысле, другие платья тоже были красивыми, но это... спасибо, - добавляю чуть слышно. Раньше меня то и дело пытались втиснуть во то-то броское, совершенно на меня не похожее, и теперь я впервые чувствую, что этот наряд сделан специально только для меня одной. Наверное, стоит позвать Лекса... - успеваю заикнуться я, прежде чем слышу стук и звук отъезжающей вбок двери. Наверное, мы с Уиллфордом оба ожидали увидеть Прайма, но вместо него в отсеке появилась Лорен - местный врач. Я с ней почти не пересекалась, хоть меня и назначили помогать Прим в медотсеке. Мисс Тернан - блестящий хирург, она практически круглосуточно пропадает в операционной, спасая раненных партизан, которых удается спасти и доставить в 13-й. Какое ей может быть дело до медсестер и стажеров? Женщина начинает диалог с комплимента, и я смущенно опускаю ресницы. - Спасибо. Это все Уиллфорд, он как моя крестная фея, - провожу нехитрую аналогию. Хотя, в Капитолии он и впрямь мог сойти за фею - весь блестящий, яркий и сверкающий. Лорен приобнимает меня за плечи и вручает букет, одаривая улыбкой теплой, словно солнце, мне очень нравятся ямочки на ее щеках, они делают ее такой нежной и трогательной, что и подумать сложно, что эта хрупкая милая женщина - блестящий врач, серьезный специалист с большим опытом и внушительным багажом знаний. Я разглядываю букет, едва ли не в точности отражающий цвет моих глаз. Я так давно не держала  руках живых цветов, что не могу устоять перед искушением поднести их к лицу и вдохнуть их запах - они не источают ярко выраженного аромата, но тоска по природе родного дистрикта сама закрадывается в душу.  Они очень красивые, спасибо, - отвечаю я Лорен, вновь любуясь ямочками на ее щеках.

Отредактировано Annie Cresta (2017-03-02 01:05:51)

+4

12

Уиллфорд носится и порхает вокруг девушки,  завершая последние штрихи на лице и с волосами. Он, как истиный мастер никогда не может быть удовлетворен до конца своей работой, ему все время кажется, что он бы намного лучше, совершенней, утонченней. Не всегда знает в чем именно, но каждый раз старается превзойти себя. Но это такой себе бег в колесе за морковкой, что даже начинает напоминать вечный двигатель. А ее Билл чувствует, что Лекс смотрит на него. Очень полезная особенность, кстати - чувствовать чужие взгляды, настроения и прочее. В Капитолии без этого нельзя было, а то ведь так можно и пропустить изящный нож, брошенный в спину. Стилист чувствует сейчас взгляд своего соседа и ему совершенно непроизвольно хочется улыбаться, это согревает, но вместо того, чтобы поддаться соблазну, Билл продолжает строить весьма загадочный и таинственный вид, как обычно. Интриговать всех вокруг это весело, особенно, когда и интриговать, в сущности, нечем.

-О, спасибо!  Ты победил его! - фыркает, принимая их рук Лекса лак для волос, не совсем тот, о котором он говорил, но и такой сойдет. Все, прическа, наконец, полностью готова, останется только поправить после  тот как платье будет надето. - Все честно, милая! Ты же знаешь, что тебе дозволено видеть исключительно конечный результат! - назидательно даже пальцем погрозил. - Зачем тебе несовершенная середина процесса? - фыркнул негромко. Да,  он любил этот момент, когда люди в его руках преображались, любил наблюдать за тем, как они реагировали, увидев себя после умелых рук стилиста. Ну, это касалось, конечно же, не всех. Иногда Биллу не нравились люди, иногда те образы, которые от него хотели. Нельзя сказать, что он все и всегда делал исключительно в удовольствие, это же все-таки Капитолий, но все же у него была масса возможностей куда выплеснуть свое вдохновение и умения.

-Ой, ой! Какой ты у нас галантный и милый! Или может ты сам сейчас стесняешься и боишься, что покраснеешь до ушей? - Билл, конечно же. не мог смолчать, зыркнул лукаво на своего приятеля, но тот уже успел ретироваться из комнаты. Только стилист собирался как-то проехаться по этому поводу, как Энни его опередила. - Что? О чем ты!? - тут же первая защитная реакция, возмущение,  отрицание и все такое. Быстро помогает ей с платьем, руки давно уже действуют автоматически, но в голове вдруг что-то щелкнуло. - А с чего ты это взяла? Можно поподробнее? - весьма хищно наехал на невесту, и по лицу понятно, что так просто отступать с этой темы не собирается. - Все, смотри. - зеркало Билл установил, какое было, конечно, не чета тем роскошным зеркалам в полный рост, которые были ранее в его распоряжении. - Ты очаровательна, милая. Намного, намного красивее, чем тогда, на играх и прочем. - стилист только подтверждает восторги Энни, смотрит на нее тепло. Это правда, сейчас это платье шилось исключительно для Энни Кресты, а не для трибута четвертого дистрикта, который должен понравиться капитолийцам.

Только уже хотел позвать Лекса, как дверь открылась, но в комнату зашел не сосед его, а едва знакомая женщина. Билл сразу мысленно покрылся колючками, потому что этот визит незапланированный, а у него иногда бывает пунктик против спонтанности. Наблюдает за переачей букета, но потом спохватывается, выглядывает за дверь. - Лекс! Ты что, смылся к Бити и дверь за собой не закрыл? Я тебя сейчас покусаю и ты от меня не спрячешся! - весьма серьезная угроза и весьма серьезно настроенный голос. Потом засунулся обратно, критично осмотрел букет в руках Энни, как-то одобрительно кивнул про себя. -[b] Уиллфорд[/b]. - ответил на приветствие кивком, но на женщину смотрел с некоторым подозрением, как-будто пытался просканировать.  Никогда быстро не проникался симпатией к новым людям, исподволь всегда ожидал подвоха от них. Но то, что Энни так спокойно находится в ее обществе и даже радуется этому, немного расслабляет. - И сколько у нас времени до начала церемонии? Мы почти все закончили, но я немного теряюсь  во времени суток в этом бункере.

+3

13

Сдержанность капитолийца доктора не удивила. Такое встречалось часто, порой обоюдно, порой односторонне. Некоторые жители сдержано относились к капитолийцам, некоторые капитолийцы к жителям Тринадцатого, а кому-то было все равно кто перед ним. И такое поведение было нормальным, вполне объяснимым ведь между ними была пропасть вражды длинною в семьдесят лет. А такую яму преодолеть очень тяжело, поэтому для Тернан подобное поведение было не в обиду. Женщина слегка улыбнулась и сжав в кулак, повисшую в воздухе, в приветственном жесте, руку и спрятала обе в карманы.

- Приятно познакомиться. – Выговорила женщина, оборачиваясь к невесте. Видеть Энни счастливой, с улыбкой на лице и горящими радостью и восторгом глазами – доктор не могла налюбоваться. Платье было действительно произведением искусства. Простое, без лишних блесток и поеток, немного кружева и фантазии и вот она романтичная элегантность. Лоран подтянула рукав рубашки вверх, посмотрев на часы. Это были обычные механические часы, с потертым стеклом и пожелтевшим от времени циферблатом, не менее потрепанный коричневый кожаный ремешок нуждался в смене, но они были дороги для Лорен, они были из ее родного дистрикта, когда-то принадлежали ее отцу. Она не видела своего дома, не знала своего отца, но вглядываясь в царапины на стекле она могла представить себе всё, могла оживить в памяти человека на черно-белом снимке, представить каким он был… Иногда, когда это требовалось, такие воспоминания, эта вещь согревали душу Лорен.

- У нас минут пятнадцать до начала. – Констатировала Тернан, оглядывая присутствующих, - как раз есть время на последние штрихи и вперед! – Продолжила говорить женщина, и тут она подпрыгнула, словно что-то в последний момент вспомнив.

- Совсем забыла! – Лорен расстегнула нагрудный карман и извлекла из него небольшую серебряную брошь в виде цветка, с несколькими прозрачными камушками в оправе.

- Кажется это старые традиции, но почему бы и нет, - Тернан любила книги с детства и всегда много читала и это были не только книги по анатомии и медицине, так же среди прочитанного были и романы, приключение и другие истории. Женщина уже не помнила точно откуда почерпнула информацию, но почему бы и не возродить забытый и довольно милый обычай.

- Что-то синее у нас есть,- доктор указала на цветы, - что-то новое, - это было про платье, - а теперь что-то старое, - женщина подала брошь в руки мастера, давая тому возможность оценить «находку» и подобрать ей место, - надеюсь будет не лишним. Остались что-то взять взаймы… - Тернан на подругу с удачным браком, к сожалению, не походила, чтобы давать что-то «взаймы», хотя те полтора года, что она была женой – она была счастлива, как ни крути, и от всей души была благодарна небесам, что ей всё-таки выпал шанс хоть не на долго, но всё же побыть счастливой в семейной жизни.

Отредактировано Lauren Ternan (2017-04-16 20:39:12)

+4

14

Посоветовать мне откровенно нечего. Никогда не был на месте жениха (даже рядом не стоял) и не представляю, что должно случиться, чтобы я оказался в его роли. Да, собственно, с кем? Единственная женщина, которая так навсегда и осталась моей вечной невестой, канула в лету, благодаря оперативности и жестокости президента Сноу, черт бы его побрал. Едва ли найдется вторая, которая сможет завоевать мое доверие и я искренне надеюсь, что она не будет жить в Тринадцатом. Я свято верю в то, что не заслужил подобных подарков (подарков ли?) судьбы, в то, что со мной этой глупости никогда не произойдет и в то, что дама моего сердца еще не родилась и не родится в принципе. Зачем она, вообще, мне нужна? Я вполне состоятелен и в одиночку, на кой ляд мне вторая иллюзорная половина? Я вас умоляю... На ум лезут откровенно глупые шутки, но я сдерживаюсь и, кривовато улыбнувшись, пожимаю плечами. Не отговаривать же его сейчас. Если зрить в корень, то я не считаю Энни лучшей претенденткой на место супруги Одейра. Да и вообще чьей либо супруги. Она странная, диковатая и ее репутация оставляет желать лучшего. С другой стороны, кто я такой чтобы рассуждать о ней свысока? Уж мне ли не знать, что все победители, на самом деле, как медали, имеют две стороны. Спорно делать выводы основываясь на нашем с ней общении, точнее его отсутствии. Ну и Мэгз, в конце концов, не стала бы выгораживать совсем дрянного человека. Тетка была отличная...  Надеюсь, Финник знает, что делает.
Хорошо, что собеседник не дожидается дельного ответа и продолжает говорить. Не хотелось бы портить момент излишней честностью, но продемонстрированный костюм не располагает к моей благодетели.
- Эффи? - с усмешкой переспрашиваю я, разглядывая, так называемый, костюм, - я думал, она не подозревает о существовании каких-либо монохромных  цветов темнее розового. Кажется, я даже готов ее похвалить, если бы ни одна деталь, которая попадается на глаза, - Это что? Юбка? - нагромождение серых складок кажутся мне именно ей. - Ты женишься в юбке, - констатирую я тупой факт и сдерживая смешок, - Смотри, чтобы Креста... Лучше промолчать. Ну, в общем, ты понял. Всем будет лучше, если я просто сегодня помолчу... Но в силах ли я? Сомневаюсь.
- Впихнем... - без должного энтузиазма убеждаю я страдальца и достаю из-за пазухи небольшую флягу, которую с отеческой гордостью водружаю на близстоящий стол. Это не много, но это не мало! Здесь хватит буквально на пару глотков каждому, но в серости Тринадцатого даже такое количество спиртного, будет весьма и весьма веселящим, - Бокал то хоть есть? Лично в моем отсеке, его нет. Сомневаюсь, что диктатура Койн позволяет хоть что-то уносить с кухни, не говоря уже о том, чтобы хранить это у себя. Впрочем, мимо ее свода правил умудряется проходить медицинский спирт и брага на яблоках, которой я еще брезгую, но не ровен час, как придется сдаться на милость воняющему пойлу. Уж лучше воровать спирт из медицинского отсека. Кошмар.
- Не волнуйся! Пытаюсь я подбодрить юношу, - как бы он не храбрился, вряд ли сейчас испытывает неописуемый восторг, - сегодня что? Важный-преважный день! - передразниваю я Эффи, - а это значит что? На одного мужика в дистрикте станет меньше! Так выпьем же за то, чтобы... - Что не смотря на все козни Капитолия, ты одержал маленькую, но победу. Не каждому победителю удается обрести семейное счастье. На моей памяти, вы первые. Поздравляю. Чушь какая. Поздравить можно только с тем, что отныне изо дня в день без объявления войны и составления расписания на процедуры, жена сможет выкручивать тебе яйца и называть это семейным бытом. Ну да не мне его учить.
А может быть, на самом деле, я всего лишь завидую? Последние тридцать лет со мной рядом нет человека, готового терпеть бремя моей победы, нет того, кто мог бы разделить его со мной, кто бы смог поддержать. Другой вопрос - надо ли мне это? Но сейчас его можно опустить, ибо я рад. Я, действительно, рад за этих двоих сумасшедших, что решились на такой поступок, зная, что им и жить то осталось, вполне возможно, от силы пару месяцев, а то и дней. Каждый "реверанс" столицы, в нашу сторону, может оказаться последним. Не нужно тешить себя иллюзиями, я морально готов к тому, что не дождусь свержения Сноу, что не увижу нового Панема, но это только закаляет меня. Жажда справедливости, мечта увидеть равных людей и желание уничтожить Голодные Игры - вот залог нашего продвижения, нашего прогресса. Высокая цель, за осуществление которой можно отдать жизнь... Возможно, я начинаю понимать.

+5

15

Мое провокационное замечание вызывает у стилиста почти искреннее возмущение, как будто он и вовсе не понимает, о чем речь. Но так уж вышло, что с настоящим негодованием этого человека мне доводилось сталкиваться не единожды, и сейчас я больше чем уверена, что друг просто кокетничает. Тем не менее, загадочно улыбаясь, лишь пожимаю плечами. Нет - так нет, я и впрямь могла ошибиться. Наши с Финником отношения развивались довольно специфично, и едва ли я способна хоть что-либо анализировать с высоты собственного опыта. Единственное, на что я опираюсь - это интуиция. Впрочем, мужчину эта тема явно взволновала, и он тут же начал засыпать меня вопросами.

- Не знаю, - вновь пожимаю плечами, неуверенно улыбаясь. - Просто... никогда не видела тебя таким, - отвечаю, одновременно следуя указаниям стилиста, как повернуться и куда деть руки, чтобы надеть свадебное платье. - Мне кажется, что даже в роскоши Капитолия ты не улыбался столько, - замечаю робко. А ведь и правда так, я была уверена, что Уиллфорд будет целиком и полностью недоволен сменой обстановки, будет бесконечно причитать об избытке серых цветов, отсутствии красок, будет возмущен строгим распорядком и ежедневным расписанием. Но ничего такого я сейчас не замечаю, все его недовольство, если оно и есть, то нарочито игривое и почти без намека на истерику.

Уиллфорд легко соглашается с тем, что  новый наряд подходит мне гораздо больше всех предыдущих, в которые ему приходилось меня облачать. Да и разве сравнится вся эта карнавальная панихида с торжеством, назначенным на сегодня. Волнение вновь возвращается ко мне, и я все еще не могу понять, радостное оно или тревожное. Возможно, я бы поделилась своими ощущениями с другом, но в присутствии Лорен не решаюсь это сделать. К тому же, стилист явно не рад гостям, что тут же громко и с присущими ему пафосом и сарказмом демонстрирует. Я смотрю на него с немым укором, и, поймав мой взгляд, мужчина немного успокаивается. Он знает, что я слишком осторожна с вопросе формирования своего окружения, что подпустить к себе кого-то достаточно близко, не вздрагивать от чужих прикосновений - для меня равносильно подвигу. Лорен мне симпатична, быть может, потому что напоминает мне мою покойную маму. Она так же предана своему делу,  так же мечтает сделать мир лучше, спасти как можно больше жизней и судеб, но при созерцании всех ужасов, не теряет доброты и теплоты во взгляде и улыбке.

Подарки мисс Тернан букетом не ограничиваются, женщина начинает суетиться, что-то извлекая из кармашка и протягивая Уиллфорду,  я лишь успеваю заметить, что это что-то блестящее. Она говорит о традициях, и я совершенно теряюсь. Я ведь совсем не знаю, как принято выходить замуж. Что можно делать, а что нельзя, какие вещи нужны, а какие мешают, есть ли какие-то особые ритуалы... Синее, старое, взятое взаймы... У кого взятое? У меня? А что я могу предложить? Кидаю беспомощный взгляд на стилиста, пытаясь глазами объяснить свою панику.

- Я не знаю свадебных традиций, - произношу растерянно, нервно теребя пальцами ленты на свадебном букете. - По правде говоря, я даже не думала, что когда-нибудь выйду замуж... - И это чистая правда. Капитолий ни за что не отдал бы Финника под венец, тем более, со мной. Выгодную партию для него сыграла бы какая-нибудь обеспеченная молодящаяся особа, и Одэйр не смел бы ослушаться, ведь на карту были поставлены жизни всех, кого он любил, и моя в том числе. А думать о ком-то другом в качестве своего будущего супруга мне и в голову не могло прийти.

+2

16

Пока ты наблюдал за действиями своего соседа, четко понимал, что тот в своей стихии, точно так же как и ты, когда приходишь к Бити и вы начинаете копошиться в аппаратуре. Чинить что-то старое, изобретать что-то новое. Вы в своей тарелке, как и Билл сейчас. И это забавно, потому что ты к примеру ничего этого не понимаешь - все эти кисточки, палочки, лаки, еще куча всего того, что ты просто даже не знал, что существует, потому что ты был далек от этого. То ли дело составляющие компьютера, телевизора и прочей аппаратуры. Да ты готов был чуть ли ни каждую деталь с завязанными глазами назвать, собрать и разобрать за считанные минуты, может быть даже тоже не глядя. Слышишь как Уиллфорд говорит, что ты победил, и думаешь так ли это на самом деле, или же просто мужчина решил тебе не говорить о том, что ты облажался и сунул совсем ни то, что нужно. Ну или судьба была к тебе благосклонно, и ты сделал верный выбор? Ай да ладно, главное, что после этого волосы невесты не сгорели, и не выпали, а остались на месте - значит все путем. Слегка улыбаешься, а когда все же речь заходит о переодевании, то да, тут ты истинный джентльмен потому что стеснять девушку совершенно не хочется. Может быть Билл привычный для такого, а ты нет. И да может ты даже и покраснеешь, все же ты как-то давно слишком не имел отношений с противоположным полом в таком плане. Да ты кажется краснеешь только от такой мысли, поэтому и спешишь как можно быстрее уйти из отсека. Все, все дальше определенно справятся без него.
Пока стилист доводит Энни до совершенства, ты просто ходишь по коридору туда-сюда раздумывая о том, о сем. Ловишь себя на мысли о том, что наверное проще было бы водить дружбу с Хеймитчем, тот что был ментором трибутов из двенадцатого дистрикта. Он вроде как сейчас с женихом должен был быть, и вот где мужская компания и все дела. Нет, ты ничего не имел против Билла и Энни, особенно Энни. Просто как-то некомфортно себя чувствовал. Может быть это все было из-за того, что тебе не разрешили пойти по своим же делам. Хотя, если разобраться, то если бы ты так хотел уйти - ушел бы, и никто бы тебя не остановил, никакой Уллфорд. А ты все еще тут, расхаживаешь из стороны в сторону, обивая носки ботинок о стены. Выходит, что ты хотел здесь быть. Видимо оно так, и пока ты размышлял на эту тему, мимо тебя прошли женщина в ваш отсек. Ты даже не разглядел кто это был. Остановился и вперился взглядом в закрытую дверь, словно у тебя есть рентген-зрение, и ты сможешь рассмотреть что творится внутри и кто это был. Именно за этим занятием тебя застает Билл, который появляется в дверном проеме и грозится тебя покусать. Да, ладно, он что на это правда способен? Вряд ли. - Нет, я все еще тут и даже не порывался уйти к Литье... все ожидаю, когда можно будет вернуться... но судя по тому, что ты тут и у тебя есть время угрожать мне... - ты произносишь это с улыбкой, - то Энни уже готова и я могу вернуться обратно. - с этими словами ты и правда возвращаешься обратно в отсек, где и застаешь третье действующее лицо - доктор Тернан. Ты не знаешь эту женщину лично, но видел ее несколько раз пока лежал в лазарете.
- Добрый день, - здороваешься с дамой, и слышишь, что осталось-то совсем ничего. То есть это вам скоро нужно уже выходить и идти к общей массе гостей. Следишь за тем, как Лорен что-то отдает твоему соседу, говорит о традициях. Это прекрасно, что даже в такой вот обстановке, люди не забывают о таких мелочах. - у нас не было возможности познакомиться. Лекс Прайм, третий дистрикт. - представляешься доктору, когда она уже не разговаривает с невестой. И после формальностей, ты окидываешь взглядом Энни и зависаешь, потому что окончательный образ девушки это что-то с чем-то. Ну твоего словарного запаса не хватает описать эту красоту, но ты понимаешь, что Билл правда мастер своего дела. Здесь в тринадцатом, не имея толком под руками ничего, создать такое совершенство - это надо уметь. - Энни, ты превосходно выглядишь! Финник сделал прекрасный выбор. А у тебя Уиллфорд золотые руки! Очень красиво получилось! Ну, так что? нам пора уже выдвигаться?? - возвращаешься обратно к двери, открываешь и стоишь словно швейцар, ждешь пока все выйдут из отсека.  А еще ты ловишь Билла за локоть, останавливая не надолго. - Я тут мало кого знаю, и так как за две недели толком ни с кем и не общался, кроме как с тобой и Бити. Я если можно буду держаться тебя там в зале... чтобы не чувствовать себя совсем уж лишним на этом празднике жизни... ну либо если мое присутствие все же не обязательно, то я могу уйти в отсек Бити, чтобы заняться полезным делом...

+3

17

-Ну...может мне давно нужно было сменить обстановку! - в это сложно поверить, но Билл даже немного смутился, но всего на полсекунды. - Так что я не могу тебе гарантировать, что через пару дней я не устрою тут истеричный бунт на тему "Верните меня в Капитолий, мне скучно!" - ну просто не мог не выставить немножко колючки как заправской дикообраз.  А то ходят тут всякие, подлавливают на неловких моментах, кошмар. - И вообще, он такой забавный, вечно меня смешит, потому и улыбаюсь!  - снова фыркает, принимая более-менее деловой вид, возвращаясь в  эту привычную суету. осматривает, наверное, в десятый раз, Энни с ног до головы и восхищается сам собой.

-Это, определенно, самое лучшее мое творение! Ты совершенна! - всплеснул руками,  воркует буквально,  придирчиво приглядывается к каждое мелочи, выискивая малейший изъян. Он сейчас чертовски вдохновлен, ему хочется, чтобы все было идеально. Хотя, еще некоторое время назад он был несколько в шоке от места, в котором оказался, от отсутствия красоты, от серости и хмурости людей. Но период адаптации более-менее прошел и все стало легче. Не сказать, что Билл полностью смирился, нет, он ушел в некоторый режим ожидания, надеясь, что это не навсегда, что скоро все изменится, это просто такой себе переходящий этап. Конечный, естественно. Всю жизнь прожить в этом сером бункере - он, конечно, не способен. Уиллфорду нужно солнышко и свобода, как бабочке.

-Оу, как мило! Сплошной ретро стиль! - несколько нарочито умилился  воспоминаниям о древних традициях доктора. Но женщины вообще несколько странные существа, так что иногда лучше с ними вообще не спорить, особенно, когда за их действиями не происходит никаких разрушений. -Хорошенькая штучка! - Билл придирчиво осмотрел брошку и нашел ее вполне подходящим дополнением к платье невесты, осторожно приколол ее, так, чтобы не слишком выделялась, но и не терялась на фоне платья. - Ну все, ты прекраснее всех в Панеме! Серьезно тебе говорю! - подошел к девушке, опустил полупрозрачную вуаль фаты на лицо.- Ты готова. Как там по времени, успеваем? - вот со временем у него всегда была проблема и нужен был человек, который постоянно напоминал ему о времени вплоть до минуты. Ибо Билл мог серьезно увлечься и наступал момент, когда он слабо отличал минуты от часов.

-Ой, ну наконец-то! - фыркнул  на появление Лекса. - Я уже было думал объявлять тебя в розыск по громкой связи, а то потерялся где-то в этих ужасно длинных коридорах. В них же могут скрываться страшные монстры!  - съязвил, хотел даже язык показать из вредности, но сдержался, все-таки немного не то окружение и нужно  побыть еще немножко более-менее солидным. -  Ну что, все в сборе? Энни ты ее кого-то ждешь в свою свиту - подмигнул, мимоходом посмотрелся в зеркало, оценивая себя: не то, чтобы ослепительно, но как-то сойдет, успел ведь с утра навести макияж да и одеться во что-то, отличное от унылого серого комбинезона. Переводит взгляд на Лекса. - Ты бы хоть что-то приличное надел! - нарочито возводит глаза к потолку. - И только попробуй свинтить! Я тебя найду и покусаю! -  погрозил пальцем. - Итак, дамы, господа, я думаю нам пора идти.

+2

18

Дистрикт 13 оживлен и взбудоражен предстоящим празднечным событием. Едва ли хоть кого-то обошла весть о торжестве. Кто-то считает его глотком свежего воздуха, лучиком надежды на счастливое завтра, а кто-то зовет пиром во время чумы и считает, что 13-й Дистрикт - не место для пышных празднеств. Так или иначе, равнодушных нет, а Президент Койн наказала - свадьбе быть. И вот уже виновники торжества и гости завершают все подготовительные хлопоты. У кого есть возможность, облачаются в неуставную одежду или украшают ее милыми мелочами. Оранжерея превращена в просторный зал, декорированный живыми растениями и цветами, и даже  подготовлен алтарь. Гости начинают собираться в зале, немногочисленные капитолийские модники вспоминают былые времена, вот-вот с минуты на минуту начнется церемония...

Игровая информация

Официальное начало церемонии назначено на 19.03.2017 - до этого момента каждый записавшийся в квест должен иметь в данном эпизоде минимум один пост. Кто не отметится или не уведомит администрацию о том, по какой причине не может этого сделать, будет вычеркнут из квеста и в дальнейшем освобожден от игры в нем. На данный момент не отписались:[/i]
Dale Cartwright
Katniss Everdeen
Delly Cartwright
Portia
Effie Trinket

Церемония продлится 3-4 недели. Более точная информация появится 19.03.2017 в этой теме.

Отредактировано Game Master (2017-03-22 10:40:20)

0

19

Даже в столь тяжелое время всегда остается место для светлых чувств и радостных событий, и одним из таких можно назвать свадьбу. В последнее время я перестала относиться к своему проживанию в Тринадцатом Дистрикте как к тюремному заключению, мне даже удалось немного привыкнуть к отсутствию привычной роскоши. Первое время я безвылазно проводила в своей комнате, ассоциирующейся с тюремной камерой.
«Наверное, даже в капитолийских тюрьмах условия получше», ─ подумала тогда я. Ни шикарной жизни и стильного интерьера, ни роскошных одежд, ни макияжа, ни париков. Волосы у меня и без этого красивые и густые, но для меня появиться на публике без парика – равно тому, что выйти из дому неодетой. Мне удалось захватить пару штук, но этого оказалось катастрофически мало. Каждый выживает, как может. Лично я проводила все свободное время за шитьем, но уровень развития моих навыков оказался слишком посредственным для того, чтоб самой шить свадебный наряд для невесты, но у меня и без того оказалось слишком много дел. Организация банкета (я по старой привычке называла подобные мероприятия банкетами), участие в создании свадебных образов для жениха и невесты, а еще ведь нужно все проконтролировать!
Я с радостью нырнула в привычный водоворот событий, хотя бы на короткое время.
Платье невесты и костюм жениха действительно получилось вне всяких похвал, у Уиллфорда талант к созданию шедевров. Несмотря на то, что свадебные наряды совсем не напоминают те яркие произведения искусства, к которым привыкли капитолийские модники (и я ─ в том числе), Энни и Финника я не могла представить ни в чем другом.

«Какой прекрасный день!», ─ именно с этой мыслью я сегодня проснулась. Революция и затворничество  как-то не слишком располагают к веселью, но порой бочке дегтя не помешает одна, хотя бы маленькая, ложка меда. С Энни и Финником мне удалось сблизиться не настолько сильно, как с Китннисс, Питом и Хеймитчем, но и их я успела искренне полюбить. Честно говоря, никогда не встречала настолько светлых людей, как юная мисс Креста. Она со своим женихом заслуживает того, чтоб быть счастливыми.
Поскольку дизайнер и команда стилистов были заняты образами жениха и невесты,  над собственными нарядом и прической пришлось «колдовать» самой, но данное обстоятельство совершенно меня не расстроило. Даже больше – я и без париков и яркого макияжа смогла создать образ, подобный тем, в которых я щеголяла во время своей карьеры сопровождающей.
Эх, много воды утекло с того момента, как я впервые оказалась в Двенадцатом Дистрикте.

Китнисс еще со вчерашнего дня не изъявляла особого желания идти на свадьбу, а упрямство нашей Сойки порой не знает границ, так что сегодня я сама помогу ей собраться и проведу к месту проведения торжества. Я прекрасно понимаю ее состояние, но даже в столь темное время есть место светлым чувствам, тем более, что Энни и Финник никогда не простят Китнисс, если она не придет их поздравить. Это я образно, конечно.
Где-то примерно за полтора часа до начала церемонии я отправилась в комнату своей подопечной. Надо же, до сих пор так ее называю и, наверное, уже никогда не отвыкну от этого.
Исходя из открывшейся картины, мои опасения подтвердились. Как бы там ни было, я тоже могу быть упрямой, и без Эвердин я отсюда не уйду.
─ Ты так и не достала платье, которое я для тебя подготовила, ─ это вместо приветствия. ─ Тебе нужно уже начинать собираться, если ты не хочешь опоздать. Энни и Финник очень расстроятся.

Отредактировано Effie Trinket (2017-03-15 17:00:47)

+3

20

С самого момента прибытия в Тринадцатый чувствую себя сама не своя. Мысли о нескончаемой войне не позволяют уснуть, а ночные кошмары подавляются лишь с помощью вакцины. Но я устала вкалывать в вену морфлинг, кожа в области запястья покрыта синяками и болит. Устала, что за мной ходит целая толпа, проверяет мое самочувствие. Они просто хранят символ революции. Да не будь Сойкой, меня забыли бы на поле битвы и не вспомнили, как тысячи многих других. Все в этой норе хотят лишь угодить Койн, и, пока я ей нужна, меня будут доставать толпы.
Сегодня свадьба Финника и Энни. Они наконец, обрели друг друга, однако я не в силах понять, почему они сейчас женятся, когда вокруг кровь и жертвы Сноу. Слишком суетно, чтобы любить. А я не умею. Не могу. И этим причиняю боль другим. Хеймитч однажды обмолвился, что я не достойна Пита, сколько бы жизней не прошла в этом мире. Быть может, он прав?
Невольно вспоминаются слова Пита на последнем интервью на семьдесят пятых Играх - он придумал, будто мы, будучи помолвленными, поженились втайне от всех, чтобы любовь была вечной, чтобы увековечить любовь, ведь иного шанса может не предоставиться. Он пытался запутать Капитолий, крутил, закручивал, признавался в том, чего нет, что лишь для публики. Но он не терял надежды отмены Квартальной бойни.
Он жертвовал всем ради меня - счастьем, здоровьем, сердцем, а я не сумела его вытащить с арены. Я устала притворяться и позволила себя обмануть близким людям. И кто я после этого, что повелась на их уловку?
А теперь Капитолий разрушил сознание Пита, он не то, что любовь ко мне, себя не помнит, впрочем, на его месте я бы тоже себя забыла, ведь я причинила ему столько боли, из-за меня погибла его семья. У него не осталось никого, кто бы помог ему пережить все ужасы, даже нет его самого.
Эффи отвлекает меня от губящих сознание мыслей, представ передо мной в очередном безумном наряде. И где она ухитрилась раздобыть цветной парик и платье в Тринадцатом?  Кажется, здесь нет и нитки, дабы пошить наряд, и вдруг нашлись наряды для жениха, невесты, Эффи и даже Сойки. Впрочем, понимаю, почему они решили меня вырядить. И вновь все упирается на потеху Сноу, показать, как я веселюсь, вместо того, чтобы лежать в могиле. Именно поэтому он отпустил  Пита.
Торопит меня поскорее одеться и привести в порядок волосы. Но, честно говоря, мне совершенно не хочется идти на свадьбу, притворяться и делать вид, будто я счастлива за молодоженов. Нет, я рада, что они поняли, будто сейчас самое время соединить воедино сердца, но на торжество приглашены все, в том числе и Мелларк. Плутарх говорит что он мучительно медленно идет на поправку? И наверняка Пита выведут в свет, в этом случае я сойду с ума, ибо просто не смогу его видеть.
Эффи не унимается, что раздражает мое спокойствие. Ей лишь дай повод нарядить и разукрасить каждого, она это сделает, превратит в капитолийское подобие. А ведь вкуса у нее нет совершенно. Впрочем, куда уж там, до Цинны ей не допрыгнуть - слишком высокая планка.
Я томно вздыхаю и, не поворачивая головы, приветствую мисс Тринкет.
- Ты прекрасно знаешь, что у меня нет желания рядиться в те лохмотья. Как вы можете веселиться, когда вокруг царит Хаос?
Я не обращаю внимания на гостью моего жилого  отсека, хотя понимаю, что это невежливо. Впрочем, за два года Эффи должна привыкнуть к моим выходкам и старается не провоцировать. У меня и без гардероба проблем хватает.

+3

21

Ворчливость Эбернети увеличивается в обратной зависимости от количества горячительного в крови, но Финнику больше импонирует грубоватая честность угольного ментора, чем слащавые комплименты лизоблюдов. Слава Посейдону, их нет рядом, и оглядывая себя в зеркале, Одэйр не слышит нарочитых оханий и аханий.
- За столько лет можно было и привыкнуть к столичной моде,- отмахивается Финник, - скажи спасибо, что Эффи не предложила пришить мне уши и хвост, - пластические операции остались одним из немногих увлечений капитолийцев, которых Одэйр сознательно избегал. Некоторые знакомые утверждали, что даже при выдающейся внешности отказываться от изменений собственного тела "ужасно скучно". Иные, вроде Тигрис, доэкспериментировались до такой степени, что потеряли человеческий облик. Скука толкала их и не на такие сумасбродства. Приурочить очередную трансформацию к бракосочетанию было вполне в их духе.
- После всего, во что меня одевали, платье - не самый худший вариант, - Одэйр морщится, вспомнив сетку на Квартальной Бойне. Вести себя уверенно в прикиде, который больше подходил танцовщице у шеста в портовом баре, требовало усилий, - по крайней мере я не иду к алтарю в смирительной рубашке или бронежилете, хотя и то, и другое так и напрашивается.
Костюм Пита, который Китнисс и Энни привезли из Двенадцатого Дистрикта, Эффи перешила до неузнаваемости. Того, что одежда с чужого плеча, разумеется, незаметно: наряд сидит, как влитой. Эффи настояла на обмерах, несмотря на протесты Финника, что она просто не может отказаться от удобной возможности полюбоваться на него в обнажённом виде. Но предусмотрительная Эффи оказалась права: на "щедром" пайке Альмы Одэйр успел похудеть, так что его замечание по поводу излишне плотного завтрака так и сочится сарказмом. Если бы не Плутарх, с Койн сталось бы ограничить бракосочетание парой автографов и печатью в регистрационном журнале. Насколько знал Финник, разрешение на алкоголь пришлось выбивать чуть ли не клятвой бесплатно служить на благо революции до конца дней своих. Ни о каком девичнике или мальчишнике речи не шло, так что Хеймитч очень своевременно выуживает фляжку. Финник роется в походном рюкзаке и обнаруживает раскладной стакан из стальных концентрических колец.
- Помнится, ты не брезгливый? - Одэйр наполняет чуть подтекающее приспособление, и пригубив драгоценную жидкость, передаёт непритязательный сосуд коллеге. Тот разражается неуклюжими поздравлениями.
- Я начинаю подозревать, у кого Китнисс училась актёрскому мастерству, - подтрунивает Финник над попытками Хеймитча удержать собственное мнение при себе, спрятав за кондовыми штампами. Все знают, что Сойка - бестолочь, когда речь идёт о театральном искусстве, - я,  между прочим, в курсе, что нам не скоро с Энни представится возможность развесить в уютном домике ситцевые занавесочки и расставить на камине фотографии в ажурных рамочках, так что можешь не изображать взволнованную мамашу,- Одэйр поспешно отгоняет мысли о родителях, - и Мэгз, - которым не суждено присутствовать сегодня на знаменательном событии. Голос его, по обыкновению чистый и звонкий, звучит хрипло, - вероятно, от слишком крепкого спирта.
- С того самого момента, как очнулся после удара молнией Бити, я все думаю, а вдруг на самом деле всё ещё лежу под этим чёртовым деревом, и снится мне горячечный бред на несколько месяцев вперёд? Стоит охотнику за трупами заключить моё тело в свои загребущие клешни, как я очнусь от внезапного толчка, и все тогда оборвется, - Финник отбирает у Хеймитча стакан и делает большой глоток, будто в попытке заткнуть рот самому себе. Не самые удачные разговоры перед праздником любви и гармонии. Сейчас когда Кресты нет рядом, в материальность окружающего их миража верится ещё меньше.
- Впрочем, ограничения Альмы не дают погрузиться в сказку полностью, - хмыкает Одэйр, - мне грешным делом интересно, не думает ли она, что после нашей свадьбы все жители Тринадцатого захотят, последовав нашему примеру, таких же торжеств, разлагая Дисциплину, - последнее слово Финник произнёс патетическим тоном после паузы, - она была бы рада заиметь прибор, показывающий уровень веселья в бункере, и указать Плутарху на его превышение.
Лёгкий на помине толстяк возникает на пороге, довольно потирая руки, словно повар, готовый сунуть в духовку почти готовое блюдо, которое требует лишь запекания. Несмотря на то, что они союзники, Финник иногда ощущает себя в присутствии бывшего Распорядителя Игр фаршированным осетром. Финник ещё не готов ему простить ядовитый туман. Хевенсби, заметив на столе фляжку,  в руках у Хеймитча стакан, а в воздухе узнаваемый запах спирта, бормочет что-то насчёт плохого влияния, но без особенного осуждения, - сегодня такие мелочи не могут вывести его из благосклонного расположения духа. Появление Плутарха означает  что пора выдвигаться.
- Дай нам новые воды, вечный небесный кормч­ий. Наши лодки изголодали­сь по горизонту, - еле слышно произносит Финник молитву, которую отец любил повторять, выходя в море, и допив остатки спирта, решительно выходит из отсека.

Отредактировано Finnick Odair (2017-03-22 10:48:47)

+4

22

Все гости собрались в оранжерее в ожидании торжественного события, вот-вот с минуты на минуту в дверях появится невеста с букетом цветов, и пройдется меж рядов к импровизированному алтарю. Далтон, высокий и худой мужчина из 10-го Дистрикта, уже готов провести церемонию, как это подобает в его краях, но едва ли это способно кого-то смутить. Одинокий скрипач настраивает свой инструмент, то и дело шикая на расшумевшихся детишек, готовых хором исполнять песни 4-го Дистрикта. Зал весьма сложно было наполнить красками, но в нем присутствует тот максимум синих и небесно-голубых оттенков, который только был способен обеспечить 13-й. Все гости занимают свои места, освобождая проход для невесты.

Игровая информация

Церемония продлится ровно 3 недели. 13 апреля 2017 стартует следующий этап – Празднование, что означает танцы, банкет и веселье. Более детальная информация появится через три недели. Пока наслаждаемся церемонией, слушаем обеты молодых и вытираем платочком слезы умиления. 
Очередность свободная.

+1

23

Я видела свадьбы в своем Дистрикте, когда была ребенком. Мы с другими девочками по субботам бегали на небольшой утес, с которого хорошо было видно ту часть побережья, где проводились бракосочетания. Невесты облачались в легкие белые наряды или платья лазурных и бирюзово-зеленых оттенков, а на головах были венки из полевых цветов вместо фаты. Они ступали босиком по теплому песку, и людей было вокруг не очень много – только друзья и близкие, а еще звучала музыка, нам она казалась такой красивой, хоть и приходилось прислушиваться к мелодии сквозь шум ветра. Зрелище было потрясающее, волнующее, особенно для девочек, которые мечтают, что когда-то вырастут и выйдут замуж точно так же, на побережье под этим самым утесом. Забавно, они мечтали, что будут шагать по песку навстречу ждущему их у алтаря Финнику, а я думала вовсе не о нем. Это все было так давно, еще до злополучных игр, и с тех пор так многое изменилось. Мои мысли занимает не церемония, не люди, которых в моем Дистрикте пришло бы на торжество во много раз меньше, а человек, который ждет меня там, за дверью – осталось пройти всего несколько метров.

Слушаю последние наставления от стилистов и Лорен, и мне так страшно, что они сейчас уйдут, и я останусь наедине со своим волнением. Нет, я нисколько не сомневаюсь, что хочу этого. Когда госпожа президент предложила нам с Финником пожениться здесь, в 13-м Дистрикте, я и подумать не могла, что это событие примет такой масштаб. С другой стороны, здесь совсем не бывает ничего веселого, и если мое замужество станет поводом для улыбок – то я не против. Только когда ребята уходят в оранжерею, я понимаю, что не знаю, когда мне выходить. Кто-то из ребят пошутил перед уходом, что у меня есть еще две минуты на то, чтобы передумать, но прошли ли эти две минуты? Время течет неимоверно медленно или мчится словно рыба-парусник, рассекая океанические глубины? Все мои метания и сомнения рассеиваются, когда я слышу музыку и, о чудо, ту самую, давно забытую и незабываемую, звуки которой жадно ловила, пока девушка на побережье шла навстречу своему жениху. Видимо, теперь моя очередь.

Я крепче сжимаю пальцами стебли цветов и показываюсь в дверном проеме. Стою, растерявшись под многочисленными взглядами. Не знаю, как подавить панику. Обычно мне помогает, когда я смотрю прямо перед собой, абстрагируясь от всего, что происходит вокруг – и в этом нахожу свое спасение и сейчас, ведь прямо передо мной стоит  тот, чей любящий взгляд способен творить чудеса. Я ступаю вперед, стараясь не наступить на полы платья. Мои шаги не одинаковые, какие-то немного неуклюжие, и меня расстраивает, что я не могу просто побежать ему навстречу, запрыгнуть на руки и крепко прижаться, как делала это всегда. Церемония обязывает соблюдать некоторые правила. Мне кажется, что я добиралась до алтаря целую вечность. Высокий седовласый мужчина кивает, тепло улыбнувшись мне, когда я встаю перед Финником. Я отдаю букет, подошедшей ко мне девочке, на вид, лет двенадцати, и вкладываю пальцы в ладони своего жениха. Смотрю в его глаза, в которых нет ни тени сомнения. Что бы ни происходило вокруг, мысленно я сейчас на том самом побережье, мой слух ласкают звуки музыки, прекрасней которой нет на свете,  вокруг лишь дорогие и близкие люди, а передо  мной мужчина, с которым я хочу провести всю оставшуюся жизнь.

Отредактировано Annie Cresta (2017-03-22 15:00:32)

+2

24

Гораздо легче думать, что всё это - странный сон. Этакий забавный привет подсознания, решившегося разбавить кровь и взрывы пасторальной зарисовкой неслучившегося и невозможного. Если бы жизнь сложилась так, что Энни и Финник сыграли свадьбу, Джо не приcутствовала бы на ней: они попросту не были бы знакомы. И всё же они знакомы, и свадьбе быть, как недвусмысленно заявила президент Койн.
Что в голове у седовласой ведьмы, Джо невдомёк, она теперь и предположения строить отказывается, так как подобный финт ей кажется со стороны железной тёти немыслимым. Он кажется немыслимым со стороны всех, включая даже самого Финника, кроме, пожалуй, Энни - та давно уже обитает в неком иномирье, живущем по своим законам. В этом третьем измерении её свадьба, возможно, вполне себе актуальное событие, но вот в объективной реальности Джоанны оно весьма даже из ряда вон.
Необъяснимое такое. Одновременно искреннее в болезненной степени и в той же степени лицемерное. Почему Финник позволяет превращать сокровенное в дикий фарс, в шоу, истинное предназначение которого столь туманно, что дальше собственного носа ничего не разглядеть - только запахи цветов чуешь? Цветов, к слову, очень мало, но нос от цветочного аромата так отвык, что чувствуется один только он, и чудится - это розы. Долбанные розы. Повсюду долбанные розы, хотя вроде бы ни одной и нет.
Шагая по кооридорам, Джо скачет по заброшенным муравейникам, рискуя внезапно напороться на обитаемый: нужно было остаться в своём отсеке, - нет, Финник и Энни могут обидеться, - ага, а твоя кислая рожа на лысой башке им очень приятна будет, - кому-то это может показаться странным, - ну да, с каких это пор тебя интересует чьё-то мнение? - нужно было остаться, - можно попытаться смешаться с толпой.
Она почти чувствует, как замерла, балансируя на очередной кочке, изъеденной ходами термитов, - к счастью, пустой, - увидев прямо перед собой трио: Финник, Эбернети, Хэвенсби. Финник, шельма, смотрит ей прямо в глаза, и от него уже никуда нет возможности деться.
Как хорошо, что поздравлять молодых положено после церемонии: Джоанна лишь сейчас окончательно понимает, что настоящим решением, требующим только осознания было остаться в отсеке. И она совершенно не готова произносить слова, особенно сложные тем, что должны быть искренни, должны идти от сердца, в котором пусто и воняет морфином.
На улыбку её вполне хватает, а дальше она уместно соскальзывает во тьму из-под софитов внимания Финника, у которого есть дела поважней на сегодня. Странные дела, что и говорить, ну да счастья ему. Кто знает, может для них это самое что ни на есть настоящее счастье, пусть даже Джо давно уверена - и всё ещё уверена - что им счастья не положено, не отсыпано, и все, завёрнутое в обёртку счастья, на поверку окажется гнилушкой, которая разве что в темноте светится, хоть на что-то годится. Это если там не будет пресловутых долбанных роз.
Забыв стереть с лица улыбку, Джоанна пристраивается за Эбернети, где по обыкновению пахнет виски пополам с сарказмом, а это ведь куда лучше роз и любых других цветов.

Отредактировано Johanna Mason (2017-03-22 19:16:17)

+2

25

Такой он нравится мне куда больше. То ли смирившись с тщетностью бытия, то ли придя в себя после всего случившегося, он наконец-то начинает шутить и мне это импонирует. - Спасибо, - подавившись смешком отвечаю я, представляя, как отлично бы подошли Одейру кошачьи уши. Усишки бы тоже не повредили его внешнему виду, но я предпочитаю оставить это при себе. Кажется, он равнодушен к кошачьим.
В общем и целом, жених прав. Юбка - не самое худшее во что его умудрялись наряжать, но это не мешает запечатлеть его в моей памяти таким - серым как мышь, взъерошенным как воробей и... в юбке. Я пронесу это воспоминание сквозь года и, пожалуй, на смертном одре, выпивая с Финником, последнюю бутылку скотча, припомню ему, как ужасно он выглядел. Тогда, глядишь и долгой смерти ждать не придётся - он то ещё будет молод, не то что я. Хотя, вполне возможно, что придётся вспомнить ещё и свой костюмчик, над которым вообще не запаривались и лучше он от этого не стал. Ох, уж эти переделанные шахтерские робы. Странно, но со временем я научился вспоминать о своих играх без особой боли и следующих за ними лишних воспоминаний. Время лечит? Конечно, нет. Лечит скотч и это факт.
- Но-но-но! Не у меня она училась. Девчонка вообще не хочет учиться, - добавляю я с некоторой горечью, сморщившись после глотка алкоголя. Господи, кажется, я начал забывает вкус приличной водки и всего того, чем баловал меня Капитолий, - Хотя может оно так и лучше, ты же знаешь этих женщин... Научишь, а потом сам виноват. Конечно, в некотором роде я был рад упорности своей Сойки, но как же она меня бесила, когда отказывалась выполнять приказы вышестоящих. Стоит заметить, что выходка с котом мне несказанно развеселила. Многое бы отдал, чтобы взглянуть в лицо Койн, когда она услышала о животном. Наверняка, подумала, что это очень неудачная шутка. Особь, протащившая кота-нахлебника в сам, мать его, Тринадцатый, должно быть, способна и войну выиграть. Но совершенно не способна научиться говорить... Парадоксально.
- Надеюсь, рамочки не Энни будет делать, - я крайне мало знаю об этой особе и её способностях, но предполагаю, что её лучше подальше держать от ножниц и клея, да и от иголки с ниткой тоже, - и занавесочки... Она способна самостоятельно держать вилку? А, ну да - замуж ей выйти разрешили, значит, со столовыми приборами все должно быть не так плачевно. Но все-таки шить, я бы ей не дал. "Ничего, закончится революция, найдут себе швею" - успокоил я сам себя и вновь попытался сделать мину по-проще. Не тот сегодня день, чтобы думать о таких мелочах. Если этот засранец женится на Кресте, значит что-то в ней есть. Я бы не женился. А мне и не предлагают. И я не предлагаю. Интересно, где Эффи?
Купились? Шутка!
Черта лысого я свяжусь с этой взбалмошной тёткой ещё когда-нибудь в жизни.
- Если бы все это был сон... То я бы не отказался от менторши из Третьего. Да что уж там, и из Первого тоже. Она, конечно, туповата, но задница у неё, что надо! Но исходя из того, что их тут нет - это либо не моя фантазия, либо вообще не сон. Жаль, что не было мальчишника. Хотя какой праздник в этом подземелье? Представляю, как Альма щедро отвешивает - "Два сухих пайка вне очереди!" и вздрагиваю. Зашибись, угощение! Да и женщины здесь такие невзрачные, такие убогие... Хотя бы одна в курсе о контрацептивах и о том, что трахаться можно не только для продолжения рода, м? А о косметике слыхали? (О, Боже, это говорю Я) В какой же мы заднице... Я и раньше это осознавал, но сейчас, как-то особенно грустно. - Не боишься, что она лопнет от злости, если у неё будет такая штуковина? - с долей иронии и довольно улыбкой задаю я риторический вопрос. Конечно, лопнет. Как кошка, объевшаяся горохом, разорвется на клочки.
Откуда ни возьмись появляется Плутарх и мы оба понимаем, что пора идти. Я отставляю старенький стакан и не забываю забрать флягу, - Кончай бормотать. Время отведенное на веселье, начинается сейчас, - я демонстративно поднимаю руку, на которой, даже сегодня, отпечатано расписание на день. У нас это называется "Культурно-массовое мероприятие". Изучив надпись, закрываю ее рукавом и хлопаю Финника по плечу, хотя кажется оказывал ему внимание этим жестом пару минут назад. А может быть и нет. Все смешалось в моей голове! Поправляю связанную шапку на голове и выхожу следом. Дальше нам не по пути, - главное, не дрейфь!

Я вливаюсь в поток местных жителей, собирающихся на празднество. Даже сейчас они идут спокойно и покорно, будто бы по приказу. Да, так и есть - сегодня в дистрикте полагается развлекаться даже если тебе не очень то и хочется, нужно ползти в зал. Хотя, если посмотреть на все в позитивном ключе, вряд ли кто-то не захотел бы пойти. Сегодня катакомбы немного преобразились, этого не увидишь глазами - все точно такое же мрачное, как и было, и только оранжерея превратилась в дивный, благоухающий сад, украшенный ленточками и чем-то цветастым. Но воздух... Сегодня он не такой спертый, не такой напряженный, его нельзя резать ножом, как в обычные дни. Люди верят.
Я бреду, как и все, в ровном строю - здесь так заведено, но мне становится чуточку легче, когда рядом появляется Джоанна. Крайне сомневаюсь, что кто-то, вообще, может ее понять, но я как никогда близок к этому. Почти посвящение.     
- Только не говори, что ты счастлива, иначе меня вырвет на твои ботинки. От восторга, разумеется, - удачное начало диалога с женщиной, которая, наконец, улыбнулась.

+2

26

Мне не очень хотелось посещать свадьбу, разумеется я ценила отношения Финника и Энни, но мне казалось не самым логичным устраивать церемонию тогда, когда мы все висим на волоске. Осознание того, что людям нужны позитивные эмоции есть, но разделять их мне не хотелось. Видимо им было мало "подарочков" от Капитолия, они решили нарошно подразнить их весельем, что бы получить еще большие удары со стороны. Капитолий - не даст нам даже минуты счастья! Странно, что остальные этого не понимают. Есть вероятность того, что я схожу с ума, может быть  и правда я сильно много думаю о подставах со стороны нашего врага, но я прекрасно знаю Сноу. Что бы он не задумал - ничего радужного из этого не выйдет. Много грязи я и мои близкие получили из этого жуткого места, много боли перенесли наши родные благодаря их испытаниям на прочность, сколько можно терпеть то, что они делают?

Все это жутко надоедаело, так что возможно, в этот момент, я и делала вид, что не замечала слова сказанные Эффи, но разве правда можно было ее не заметить? С самого утра меня медленно грызла совесть за то, что я не могу поддержать друзей. но на то свои причины. Я не хочу туда идти, не желаю видеть их расстроенные лица, когда они снова станут получать поздравления от наших врагов. Не хочу видеть разочарование.

Осматривая наряд, который на меня пытались упорно надеть, мне лишь хочется убрать его по дальше в шкаф. Разумеется, мне давно пора привыкнуть, что каждый раз меня наряжают, как куклу, лишь бы разозлить Сноу и натравить его на новые действия. Вместо того, что бы в тайне разрушить его планы, они крутят меня на публике и еще больше проливают крови. Надоело. Оставаясь в одиночестве, в глубине мыслей проснулась давно заспанная совесть. Она побуждала и подталкивала меня собираться на свадьбу, но выходить в подобных ярких нарядах я не хотела. Если Капитолий что-то задумал, то я буду первым попугаем, в которого прилетит подарок.
- Эффи, не надо заставлять меня делать то, чего я не хочу.

Дождавшись, пока все уйдут на торжество, во мне что-то дернуло и подобрав аккуратное, простое черное платье, я направилась к месту церемонии. Все было красиво, как прям на настоящей свадьбе. Все выглядели нарядно, некоторые через чур. Первым мой взор заметил Финника и направившись к нему, добавляю.

- Финник! Это твой выбор и он верный, врят ли можно найти кого-то лучше, чем Энни. - никогда не произносила подобное и скорее всего со стороны это больше походило на бред. Мне хотелось подбодрить его, но мало того, что я вообще не знала что говорить, дак и сама идея мне не нравилась. Я поддерживала их решение быть вместе, они прекрасны, но не в такое же время. Время поджимает, все куда то бегут, спешат, а значит  скоро будет церемония. Замечая в толпе знакомый силуэт, медленно проталкиваюсь к нему
- Хеймитч, будь добр, как заметишь Эффи скажи мне. - делая не большую паузу, продолжаю. - Я не одела то платье, которое она мне приготовила.

Отредактировано Katniss Everdeen (2017-04-06 13:13:08)

+2

27

OST - "Твои волосы пахнут ветром" Тэм
Напутствие Хеймитча нелишне: страх въелся в кожу сильнее шахтёрской пыли и морской соли. Улыбка Мейсон отдаёт им, как роскошные костюмы - дешёвым порошком Тринадцатого Дистрикта. Чтобы отбить удушливый запах ужаса, Финник устремляет лукавый взгляд на Джо, но ничего не говорит - давнишние приятели понимают друг друга без слов. Когда Китнисс огорошивает Финника своим излишне официальным одобрением, у него мелькает мысль, что Эвердин тоже стоило промолчать. Она, как и Хеймитч, видимо, полагает, что ему требуется чьё бы то ни было одобрение. Финника и неодобрение Мэгз в своё время не остановило, между прочим, Сойка прекрасно это знает - не один час вместе провели, деля на двоих скорбь о любимых. Одэйр списывает замешательство Китнисс на волнение и сожаление о том, что их с Питом помолвка не получит закономерного продолжения.
- Когда счастье само даётся в руки - хватай! - Одэйр меняет лишь одно слово во фразе из их первого разговора и еле сдерживается, чтобы не сгрести Энни в охапку - её воздушное платье вряд ли переживёт это испытание. Украдкой Финник показывает Уилфорду большой палец, так как стилист постарался на славу. Это особенно ценно, учитывая, что здесь ему не светят золотые горы за труд.
Сегодняшнее празднество сродни спокойствию в оке шторма. Неудивительно, что всем приходится скрывать напряжение. Финника преследует мрачная тень давнишнего несбывшегося венчания - гораздо более секретного и менее пышного, но от этого не менее значимого. Жаль, они не учли, что не может быть никаких секретов от президента, особенно, когда вас окружают наушники и предатели. Их остановили ещё на этапе приготовления и доступными Капитолию методами объяснили, что их союз - даже тайный, - правительству не выгоден. После того дня они не смели обсуждать свои планы на будущее. После того дня кошмары пополнились ещё одним:
Одэйр стоит на коленях, связанный по рукам и ногам. По бокам - громилы Сноу, готовые врезать бывшему победителю, чуть он дёрнется: это Финник уже успел проверить. Перед ним на пол по неизвестной причине ставят аквариум - тот самый, что украшал его капитолийский лофт. Крышка с лампой снята, фильтр отключён, аэратор не работает. Одэйр недоумевает - рыбок, безусловно, жалко, но как-то это мелко для Сноу, который собственной персоной объявляется в комнате и проходит мимо Финника, вскользь глянув на верёвки.
- Думаю, даже с твоими талантами эти узлы не развязать,  - удовлетворённо кивает президент и усаживается за столик, сервированный, словно они находятся в ресторане. Иллюзию поддерживает стена за его спиной, которая, в отличие от остальных, выкрашенных в унылый серый цвет, сделана из матового стекла.
- Я моряк, а не фокусник, - спокойно обращает внимание Одэйр. Громилы беспокойно переминаются с ноги на ногу, по всей видимости, не зная, стоит ли запихнуть пленнику это высказывание обратно в глотку.
- Ты - не моряк, ты - победитель Голодных Игр. Это должность, с которой нельзя уволиться,  - видимо, президент подаёт какой-то знак, потому что от сомнений бультерьеров не остаётся следа, когда они награждают Финника парой крепких ударов.
- Тебе стоит знать, что это не доставляет мне удовольствия, -  говорит Сноу, аккуратно кладя в рот кусочек форели, наколотый на вилку. Можно предположить, что речь идёт о еде, - я был уверен, что мы пришли к разумному компромиссу. Я буквально относился к тебе, как к сыну,  - в его тоне и правда сквозят отеческие нотки: ни дать, ни взять образцово-показательный родитель, расстроенный поведением блудного отрока, - а теперь оказалось, что ты не ценишь моего покровительства. Я...
- Ваше покровительство заключается в том, что вы распоряжаетесь мной, как породистым кобелём, подкладывая к течным сукам побогаче, - цедит Одэйр и экзекуторы снова шевелятся, разминая кулаки. Но президент, не выказав ни малейшего признака раздражения по поводу того, что Финник его перебил, делает размеренный глоток белого вина и, поставив обратно фужер, снисходительно замечает:
- При всём уважении, не назвал бы тебя породистым. Твоё воспитание оставляет желать лучшего. Только благодаря мне ты обзавёлся возможностью иметь дело с лучшими людьми государства, -  лицо Финника искажает сардоническая усмешка, но президент её игнорирует, - и поднялся из грязи в князи. В моей власти обратно тебя вернуть, - Сноу легко взмахивает салфеткой, будто собираясь накрыть ей блюдо перед собой, и сильные руки давят Финнику на затылок, заставляя наклониться в три погибели. В нос попадает пахнущая водорослямт вода. Лёгкие Финника достаточно натренированы, чтобы обойтись без кислорода почти двадцать минут, но ему не дали времени, чтобы сделать вдох. К паре громил присоединяется третий и силы оказываются не равны. Когда ему позволяют поднять голову, юноша отплёвывается и кашляет.
- Насколько я помню, уроженцы Четвёртого Дистрикта любят воду  - президент качает бокал из стороны в сторону, - кажется, твой коллега Рон упоминал об этом, когда рассказывал о тебе и мисс Креста, - Финник поражённо вскидывает голову: он недооценил зависть соотечественника, принявшую гигантские масштабы.
- Не вини его, -  продолжает президент, - он действовал из лучших побуждений. Чтобы ему или кому-то другому снова не пришлось идти на сделку со своей совестью, тебе лучше поклясться, что вы больше не будете пытаться идти в обход закона.
Одэйр качает головой из стороны в сторону, с мокрых волос падают вниз капли. Президент кивает подручным и те снова заставляют Финника опустить голову. На этот раз он успевает глотнуть воздуха, но теперь его держат под водой, пока он не начинает вырываться. Кислород кажется осязаемым, когда Финника наконец освобождают. Из горла вырывается хрип, дышать больно. Когда Финник открывает глаза, то видит, что президент стоит совсем рядом. Одэйр отшатывается, когда Кориолан тянется к нему, но мордовороты держат крепко: президент с показной заботливостью убирает слипшуюся прядь волос, упавшую Финнику на глаза и закрывающую обзор. Кружевная салфетка стирает остатки воды, но юноше кажется, что капли испаряются под прикосновениями Сноу, которые, вопреки имени, обжигают:
- Как думаешь, мне обсудить эту тему с Энни? - без малейшей угрозы спрашивает Сноу, но Финник вздрагивает всем телом и выпаливает:
- Она тут не при чём! Это была только моя идея!
- Ни в чем нельзя быть уверенным, - почти что жалуется президент, - приходится проводить постоянные проверки, чтобы увидеть ситуацию, как она есть. 
- Можете хоть утопить меня, только не нужно её приплетать, - шепчет Финник, тяжело дыша. От каждого вздоха в грудь врезаются верёвки.
- О, спасибо за позволение, мне его не хватало , - благодарит президент, - интересно, выдержит ли такое мисс Креста? - салфетка в его руках взмывает гоночным сигнальным флагом. Воспоминания о предыдущей пытке не дают Финнику сохранить достоинство: он бьётся, будто кот во время купания. Попытки спастись от неизбежного совершенно тщетны. Голова снова оказывается под водой, и секунды кажутся вечностью. Раньше Финник бы просто сдался, но кто позаботится об Энни? От недостатка кислорода начинает кружиться голова, а перед внутренним взором вспыхивают цветные пятна - почти что приход без помощи таблеток Пенелопы.
- Вы же и правда его утопите, - окрик совпадает с внезапным возвращением в мир воздуха. В висках пульсирует кровь, а перед Финником расплывается грузная фигура. Если бы Одэйр не видел Хевенсби до сих пор, то никогда не признал бы в нём капитолийца: невзрачная внешность, седые волосы, скромный костюм. Скрытная личность: развязанные языки столичной элиты немногое могут о нём рассказать. Кажется, он метит в распорядители.
- В его смерти не будет никакого смысла, - спокойно поясняет Плутарх (Финник по наивности решил, будто в капитолийце проснулась жалость), - думаю, мистер Одэйр уже усвоил свой урок. 
- А также мисс Креста, - [/u] кивает Сноу после короткого раздумья (видимо, решая, не утопить ли ему и Плутарха за самоуправство). Одэйр недоумённо оглядывается, президент нажимает кнопку на пульте и стеклянная стена становится прозрачной. За ней - Энни: заплаканное лицо, разбитые о неподдающуюся поверхность костяшки пальцев.
- В следующий раз, - вкрадчиво поясняет Сноу, - я поменяю вас местами, -  скалярия, которую выплеснуло из аквариума, когда Финник бился в руках палачей, мечется , беззвучно разевая рот. Энни обязательно спасла бы её, вернув в родную стихию, а Сноу спокойно смотрит на конвульсии крошечного тельца. Носок его туфли находится совсем рядом с лужицей.
- Сидите в своём аквариуме и не пытайтесь глотнуть свежего воздуха. Это может плохо кончиться.
Финник надеется, что его будущую жену не одолевают те же призраки. С помощью Альмы им удалось разбить стекло и сбежать, - если не в открытое море, то хотя бы в канализацию. Лучше обзавестись парочкой мутаций и приятелей-слизняков, питаясь отбросами, чем на потеху Сноу плавать от стенки к стенке, тупея в прозрачной коробке, выставленной на всеобщее обозрение. Что может быть слаще, чем продемонстрировать президенту его бессилие? Будь у них выбор, они бы ограничились тихой росписью в кругу самых близких друзей, но тогда Сноу вряд ли узнает, что им плевать на его запреты и угрозы, которые теперь невозможно воплотить в жизнь. Он так любит все контролировать и так ненавидит, когда что-то или кто-то выходит из-под его контроля.
Когда начинается собственно церемония, сумбурные мысли, мечущиеся, словно чайки перед бурей, покидают Финника. В сознании наконец наступает штиль. Они заслужили покой - хотя бы несколько часов его. Заслужили веселье и простые человеческие радости взамен изощрённых капитолийских  развлечений. На их фоне сеть, сплетенная из травы, которой молодожёнов накрывают во время произнесения клятв, прикосновения к губам морской водой, и песнь, в которой брак сравнивается с путешествием по морю, кажутся практически аскетическими обычаями. 
- Я, Финник Одейр, беру тебя, Энни Креста, в жены, - его зычный голос волнами разносится по залу, донося каждое слово до самых дальних рядов, - начиная с этого дня, вместе и врозь мы всегда будем одним. Одной жизнью, одной целью, одной судьбой.

Отредактировано Finnick Odair (2017-04-07 14:21:15)

+3

28

Наверное стоило сразу же улизнуть к Бити, как только выдалась такая возможность. Ну, а что ты сам ушел из комнаты, вроде как свою задачу ты выполнил, помог со всем чем мог, а потом нужно было затеряться и все. Вряд ли бы уже о тебе вспомнили, ну может разве что под конец праздника, или же на следующий день. Тебя спросили где ты пропадал, почему тебя не было видно. А ты бы с невинным выражением лица сказал, что был, стол возле самого входа и за всем наблюдал. Даже не торжество потом оставался ненадолго, а после у тебя разболелась голова и ты решил просто уйти в ваш отсек с Биллом. Да уж, как-то не очень убедительно и совсем по-детски. Не то чтобы ты не хотел идти на эту свадьбу, ведь в конце концов там будут практически все, кто был в дистрикте. Ну может ни все, но многие. Но факт того, что за все время, что ты был здесь в тринадцатом, ты так и не успел ни с кем завести знакомства. Ты знал многих, но лишь заочно. Энни Креста - подруга и подопечная Уиллфорда, Финик Одэйр - ее жених, Китнис Эвердин - ваша спасительница, лицо революции, та которая должна повести за собой Панем. Так говорила госпожа президент - Альма Койн. С ней ты даже пересекался несколько раз лично, ну как лично. Литье таскал тебя за собой везде, где ты мог ему понадобится, поэтому вот пару раз и вышло, что ты оказался в так называемом конференц-зале, где обсуждались великие дела. Тогда ты и Плутарха видел. В общем, что тут говорить, вот со всеми ты так и был знаком. Лично и намного ближе ты знал только двоих людей - Билла и Бити. Если бы до этого момента дожила бы твоя сестра, то наверное все было бы намного проще и иначе, ты бы не чувствовал себя одиноким. Хотя скорее всего это сказывалась твоя закрытость и нелюдимость, которая явилась как следствие после утраты близких тебе людей.
Так вот, ты мог сбежать уже тогда, когда вышел, чтобы не стеснять Энни своим присутствием. Но от чего-то остался. Может быть так повлияли слова Билла, а может ты сам просто не хотел его расстраивать, или же ты просто решил, что нужно все таки выбираться из своей раковины. Ты вернулся в ваш отсек, правда не надолго, потому что все присутствующие уже собирались выходить. Что ж "свинтить" как сказал Билл тебе не дали, да еще и пригрозили, чтоб явка была обязательной. Ну, а еще намекнули, да какой там, открытым текстом сказали, что нужно переодеться. Поэтому ты слегка завис на выходе из комнаты. Переодеться?! Во что!? У тебя тут толком и вещей-то не было. Тебя ж сюда не с чемоданом доставили. Поэтому ты даже растерялся, максимум, что у тебя имелось это еще один сменный комбинезон, футболка, рубашка и штаны, которые на тебе казались как на два размера больше. Поэтому выбирая из всего этого разнообразия, ты решил просто нацепить чистый комбинезон, чем тебе не костюм. После этого пришлось самому идти в оранжерею, где все и должно было произойти. По пути ты нашел небольшой цветок белого цвета, ты был без понятия как он назывался, но подумал, что в твоем кармане он бы смотрелся неплохо. Вот тебе и праздничная деталь. Когда ты оказался на месте, то как-то слишком громко выдохнул, так что несколько человек обернулись на тебя и смерили тебя взглядом. Ты не знал этих людей, и даже не предполагал кто бы это мог быть. Народу тут было конечно очень даже прилично. И теперь бы во всей этой массе тебе не мешало бы найти Билла. Замечая, что Финик стоит справа, понимаешь, что левая сторона Энни, значит и Уиллфорд должен быть где-то там, поближе к ней. Значит в первых рядах, приходится пройти чуть ли не до самого алтаря. И когда ты замечаешь темную макушку, с торчащими в разные стороны волосами, ты все еще не привык к его странной, но интересной прическе. Хоть и видел ее ни раз, но одно дело в телевизоре, другое дело в реальности.  Около Билла было свободно место, и ты не знал то ли он занял его тебе, либо он просто пустовало, но ты ничего не спрашивая, садишься рядом.
- Я тут... хотел сбежать к Бити, но потом все же вспомнил, что ты обещал покусать и решил не экспериментировать. Я ничего не пропустил?! Нет, кажется ты вовремя потому что перед алтарем теперь стоят оба - невеста и жених. Как раз Финик начинает говорить свою клятву, а ты смотришь на них и думаешь кажется о своем. Возможно когда-то могла бы быть такая же свадьба Синди, а может быть и твоя. Хотя нет, о последнем ты как-то не задумывался, а теперь и вовсе понимаешь, что такой как ты не создан для отношений. Легонько тычешь Билла локтем в бок:
- Она прекрасна! И ты молодец. Платье и то как она выглядит - это шикарно! Отчасти и ты сделал этот день для нее незабываемым, - улыбаешься Уиллфорду, и снова смотришь на молодоженов.

+2

29

Время пролетело слишком быстро, как, впрочем, и всегда, когда занят работой. Но, откровенно говоря,  сейчас, глядя на Энни, Билл понимал, что это его лучшая работа. Ну и пусть у него нет самых дорогих и модных тканей и аксессуаров, кучи помощников и огромного пространства для работы, но зато сейчас весь этот образ создан по велению исключительно вдохновения, без каких-либо рамок или указок со стороны. Билл сделал именно то, что нравится ему на сто процентов и то, что должно быть, пропало куда-то извечное ощущение некоторого недовольства, что все равно мог бы лучше, что еще есть к чему стремиться. Сейчас  ощущал только спокойствие и некоторую умиротворенность, несмотря на внезапное вторжение с его пространство полузнакомой женщины и на пропажу из поля зрения Лекса.

Это было немного странно, но Уиллфорд все больше и больше  привязывался к своему поначалу пациенту, а потом соседу по комнате и другу. Ну да, он доставал его периодически, истерил и ныл, но Лекс всегда такой спокойный и надежный... Иногда Билл даже психовал из-за того, что тот часто целыми днями пропадает с Бити и всерьез грозился закрыть его в комнате на замок и не выпускать, потому что его блондинистому величеству скучно. - Ну наконец-то! Быстро переодевайся! Мы выдвигаемся! - шикнул на  своего друга и вместе со всеми вышел. Ему-то не нужно переодеваться, он итак выглядит отлично. К тому же... с одеждой тут проблемы. А из собственного гардероба при срочной эвакуации удалось взять очень и очень мало, ну по его меркам. Главным сокровищем все равно была косметичка. Без нее оне бы вообще на стенку полез.

Уиллфорд шел позади Энни и любовался ею. Народу собиралось все больше и больше, и, конечно же, наступил момент, когда появился жених и бросил первый взгляд на невесту. Да, Билл следил за ним и с удовольствием отметил реакцию, лукаво улыбнулся ему в ответ и нарочито невинно похлопал ресницами, за тем отошел в сторону, сел рядом с остальными приглашенными, но предусмотрительно оставил рядом с собой свободное место, шикая на желающих его занять как заправская кобра. Но, наконец-то появился Лекс и присел рядом безо всяких намеков! - Ты долго!  Я тебя не кусал вроди, что тогда произошло? А то ты вечно мне втираешь, что я медлительный! - не мог удержаться от тихого фырканья. - Ага, мечтай, Бити тоже тут! Так что сиди и не дергайся! А то  решу, что ты решил меня избегать и тогда тебе хана. - все так же тихо, но весьма угрожающе, правда с милой улыбкой, сообщил.

Но тут же  чуть подался вперед, разглядывая Энни и Финника, стоящих у алтаря. Они были настолько прекрасной гармоничной парой, что просто дух захватывало: высокий сильный  парень и хрупкая тонкая девчушка... они просто созданы быть вместе! Уиллфорд не то, чтобы был чертовски чувствительным... эмоциональным - да, но не чувствительным. Нельзя быть эмпатом, выжить, участвуя в организации Голодных игр и не свихнуться окончательно. - Ооо...они прекрасны! - мурчит буквально. но еще больше мурлыкать его заставляет похвала парня. Билл слегка склоняется к нему, улыбается, выглядит польщенным и довольным. Но тут же спохватывается, слегка поджимает губы, принимает такой себе невозмутимый вид. - Ну да, я же самый лучший в этом! - горделиво шепчет, стараясь не повышать голос и не отвлекать никого.

Между тем,  сама церемония становилась все более и более трогательной, она не была похожа ни на одну свадьбу из тех, на которых Билл уже бывал - никакой вычурности, излишнего пафоса и отсутствия искренности. От всего происходящего на душе становилось тепло и как-то щекотно. Он смотрел то на жениха с невестой, то украдкой на парня рядом с собой и еще не до конца понимал, что с ним происходит, но он был определенно рад тому, что он рядом. - О черт, это настолько очаровательно, что я даже согласен сегодня танцевать... не знаю, правда с кем... но я готов. - тихонько хихикнул, почти уткнувшись носом в плечо Лекса.

+2

30

За свои тридцать пять лет я так и не вышла замуж, да и не об этом нужно думать сейчас, совсем не об этом. Сначала я все силы отдавала своей работе и сложным отношения с ментором Двенадцатого Дистрикта (первые годы были самыми сложными, но я все выдержала и не стала увольняться), а потом нагадано-нежданно я стала одной из тех, кого презирает Капитолий. В агитационных роликах Панема меня, скорее всего, называют преступницей, предательницей и еще многими словами, которые, конечно, меркнут перед ругательствами, что мне доводилось слышать во время работы с Хеймитчем, но от того они менее мерзкими не станут. И да ─ я перестала чувствовать себя предательницей еще несколько месяцев назад, потому что Китнисс и Пит стали мне ближе яркой столице, жителям которой особо и нет до тебя дела. Пусть с Эбернети все по-прежнему складывается совсем не гладко, я к нему уже успела привыкнуть. И да, даже с этим невозможным мужчиной я не чувствую себя настолько одинокой, как во время своей прежней жизни. В Капитолии все измеряется деньгами и количеством связей, а такой сплоченности, как в Тринадцатом Дистрикте я еще нигде не видела.
Неужели это все мои мысли?

Мне так и не удалось уговорить Китнисс надеть приготовленное мной платье и отправиться вместе к месту проведения церемонии. Упрямая… Но другая на Арене и не выжила, а Китнисс, между прочим, еще и напор со стороны столицы выдержала, а это многое значит.
─ Ладно, как хочешь, ─ я тяжело вздохнула, поднявшись со стула. Прежняя Эффи спорила бы до последнего, но на данный момент заставлять кого-либо делать что-то не очень-то и хотелось. Я уже не работаю сопровождающей, а Китнисс больше не является моей подопечной.

Когда я подошла к месту проведения торжества, гости уже понемногу начали собираться. В  толпе я заметила Китнисс, она хоть и не стала надевать предложенное мной платье, но все же пришла на церемонию ─ уже хорошо.
В Капитолии свадьбы совсем иначе проходят. Нет, принцип-то один и тот же ─ церемония, банкет. Вот только в Капитолии большее значение имели не чувства меду брачующимися, а богатство и помпезность торжества. А здесь и сегодня – всего в меру, и чувств, и красоты момента. Честно говоря, не представляю Энни и Финника в декорациях капитолийских дворцов.
Я встала неподалеку от Хеймитча.
─ Я, Финник Одейр, беру тебя, Энни Креста, в жены. Начиная с этого дня, вместе и врозь мы всегда будем одним. Одной жизнью, одной целью, одной судьбой, ─ вроде бы обычные слова свадебной клятвы, а сколько эмоций они вызывают. На глаза навернулись слезы радости, и в какой-то момент я даже позавидовала Энни. Как хорошо молодожены смотрятся вместе, как сочетается хрупкость Кресты с мужественностью и силой Одэйра!
Надо же, столько лет прожила с мнением, что брак и рождение детей лично для меня  ─ избыток прошлого, а на «старости лет» вдруг на несколько секунд тоже захотелось ощутить себя на месте невесты.
Я украдкой вытерла с глаз слезы умиления. Еще макияж испортится.

+1


Вы здесь » The Hunger Games: Resonance » сюжетное » Part 1.1 Wedding [C]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC